banner
Ольга Бубенчик
Главный редактор
Забыв об истинных героях, славят лютых палачей
12:16 26 Ноября’18
В оценке каких-либо значимых политических событий общество никогда не ограничивается одной точкой зрения. У самого страшного преступления всегда будут сторонники, оправдывающие убийц, и противники, жалеющие жертву. К чьим рядам примкнуть, каждый решает сам. Как в ситуации с маршем «проклятых солдат».
В его названии, вопреки возникающим ассоциациям, нет ничего от киноиндустрии, разве что жанр – хоррор (ужасы). Польша с 2011 года на государственном уровне отмечает 1 марта День памяти «проклятых солдат». Согласно официальной трактовке, «проклятые» или «несломленные» солдаты – это те, кто не сложил оружие по окончании Второй мировой войны, остался верен польскому правительству в эмиграции, продолжил борьбу за независимость польского народа. Между тем многие представители польского подполья в первые послевоенные годы совершили множество преступлений – убийств, грабежей и насилия, мешая восстановлению страны после нескольких лет фашистской оккупации.

Последние несколько лет марш националистов проходит в городе Гайновке недалеко от белорусской границы. Одним из «героев», в честь которых проводится данное мероприятие, является Ромуальд Райс по кличке Бурый – военный преступник, виновный, в частности, в массовом убийстве людей по признакам национальности и вероисповедания. Участники марша, а это лишь пара сотен человек, несут не только польскую национальную символику, но и различные плакаты, в том числе с портретами Бурого, выкрикивая лозунги в его честь.

Воспрепятствовать шествию националистов стараются городские власти, активисты общественных объединений, местная православная церковь и горожане, многие польские политики. Но тщетно… Активисты движения «Граждане Польши» серьезно озабочены сложившейся ситуацией. «Марш фашистов в Гайновке – это не проблема местного масштаба. Мы считаем, что это проблема общенациональная, проявляющаяся в возрастании национальной и религиозной нетерпимости в Польше», – говорится в их заявлении.

Разве можно прославлять преступника в регионе, где он совершил свои преступления? Это просто кощунство. Проведение данного марша осуждает также официальный Минск. Еще год назад официальный представитель белорусского МИД Дмитрий Мирончик заявлял, что «один из деятелей, которому хотят воздать почести, – это главарь бандформирования Ромуальд Райс по кличке Бурый, он военный преступник. На совести Райса десятки сожженных вместе с их жителями белорусских деревень, сотни убитых и искалеченных мирных граждан, среди которых – дети, женщины и старики. Они были уничтожены или изувечены только потому, что принадлежали к белорусскому этносу и имели православное вероисповедание». А ведь в польской Гайновке большинство населения имеет белорусские корни, значит, еще живы потомки жертв преступлений Бурого.

Так кто же он такой, этот «прославляемый» Райс?

Одно время он действовал в составе Союза вооруженной борьбы, а после в Армии Крайовой (АК). С 1943-го был заместителем командира 1-й штурмовой роты 3-й Виленской бригады АК. Успешно воевал с частями вермахта и литовскими коллаборационистами. Участвовал в освобождении Вильнюса. В октябре 1944 года переехал в Белосток и по поддельным документам на имя Ежи Гураль присоединился к Народному войску польскому. С января 1945 года командовал взводом в батальоне Охраны государственных лесов в Гайновке. В мае 1945-го завербован майором Зигмундом Шэнделяжем в 5-ю Виленскую бригаду АК, куда Райс дезертировал из Народного войска польского вместе с еще 29 солдатами.

7 сентября 1945 года майор Шэнделяж издал приказ о самороспуске 5-й Виленской бригады, но Райс отказался выполнить приказ и вместе со своим подразделением перешел в Национальное военное сопротивление, где был повышен до звания капитана. Его подразделение получило пополнение (достигло 228 солдат) и отныне называлось 3-я Виленская бригада Национального военного сопротивления. Шайка Райса вела террористическую борьбу, уничтожая оперативные группы НКВД, части Войска польского, милиционеров и не только.

Вот лишь несколько фактов, которые свидетельствуют о его лютой ненависти к белорусам. Но прежде краткая историческая справка. В 1945 году на Ялтинской конференции союзниками по антигитлеровской коалиции было решено, что Подляшье, находившееся до этого в составе Белостокской и Брестской областей БССР, должно быть передано Польше. Данное решение было закреплено польско-советским соглашением от 16 августа 1945 года. С этого времени Подляшье становилось частью Польши. В его границах было создано Подлясское воеводство.

Так вот, 28 января 1946 года солдаты капитана Райса вошли в деревню Лозицы, которая находится в Гайновском повете Подлясского воеводства. Здесь польские бандиты захватили в плен местных крестьян-белорусов. Тех, кто умел молиться по-польски, отпустили. Остальных, не знавших католических молитв, зарубили топорами.
29 января бригада Бурого организовала нападение на Гайновку. В результате были убиты два красноармейца и еще двое оказались ранеными. После нападения банда направилась в район Бельска.

30 января бандиты добрались до деревни Старые Пухалы. Здесь в лесу обухом топора был убит 31 белорус, «плохо относившийся к незаконной организации». Стреляли нелюди только в тех, кто хотел убежать.

райс1.jpg

На следующий день члены банды организовали нападение на бывшие белорусские, а в то время уже подлясские деревни Залешаны и Волька Выгоновская. В Залешанах на подъезде к деревне бандиты расстреляли мужчину, который отказался передать им овес. Похожая участь постигла и другого крестьянина. Банда Бурого уничтожила в общей сложности 16 человек, которые сгорели в домах, скончались от пулевых ранений или умерли позднее от ран.

1 февраля Ромуальд Райс издал приказ ликвидировать еще три подлясские деревни. За ликвидацию деревни Шпаки отвечал Ярослав Юрасов (псевдоним Вярус), за атаку на село Зани – Битный, а за уничтожение Концовизны – Лешек. Банда Бурого направилась к данным населенным пунктам и уже к вечеру 1 февраля вошла в деревню Шпаки, которую подожгла. В ней было убито пятеро жителей, позже с огнестрельными ранениями скончались еще двое. Два человека расстреляны.

Деревню Зани атаковали три группы банды: «Голуби», «Щеглы», «Лядунка». Дома белорусов подожгли, а дома поляков сохранили. Бандиты расстреливали людей, выбегающих из горящих зданий. Местные жители вспоминали об этом так: «Вечером 2 февраля 1946 года бригада вошла в деревню Зани. Поселение было окружено с двух сторон и подожжены жилые дома. При поджоге домов солдаты обходили хаты католических семей, а также соседние с ними. Жителей, которые выбегали на двор, загоняли назад в хату или расстреливали. Некоторых жителей перед расстрелом спрашивали национальность и вероисповедание». В Занях бандиты убили в общей сложности 24 человека и более 8 были ранены пулями.

2 февраля банда атаковала и сожгла деревню Концовизна с населением из 60 человек. По счастливой случайности жители уже знали о трагедиях, произошедших в соседних селах, поэтому были готовы к акции и сохранили свои жизни.

Знакомясь с биографией Ромуальда Райса, то и дело наталкиваюсь на упоминание Армии Крайовой. Что же это за организация и не в ней ли кроются ростки неоправданной жестокости?
Армия Крайова (АК) (создана 14 февраля 1942 года) – подпольная военная организация, действующая в годы фашистской оккупации на территории Польши, Литвы, западных регионов Украины и БССР. Руководство армии подчинялось польскому эмиграционному правительству в Лондоне. Лидеры АК в своей программе расценивали действия Германии и СССР несправедливыми и агрессивными в отношении польского народа и потому использовали концепцию «двух врагов» – Германии и СССР. Очень удобная позиция, особенно если болеть за свою страну на расстоянии.
Руководящее звено Армии Крайовой ставило целью восстановление польского государства в границах до 1 сентября 1939 года даже при помощи гитлеровцев (на войне все средства хороши). Параллельно оно занималось разработкой стратегии борьбы против СССР в случае разгрома Германии. При таком повороте истории руководство АК выбирало следующую тактику: «Быть готовыми исполнять специальный приказ по проведению массовых диверсий и организации партизанского движения в тылу у Советов». В случае краха фашистского оккупационного режима руководители АК готовились обеспечить приход к власти эмиграционного правительства Польши. В политическом отношении организация была сформирована на основе надпартийности: по сути, каждый, кто владел военными навыками и имел соответствующее политическое сознание, мог войти в состав АК. 

На территории БССР первые партизанские отряды АК были созданы в феврале 1942 года на базе антисоветских подпольных военных буржуазных организаций Польши, в том числе «Союза вооруженной борьбы». АК была достаточно многочисленной и хорошо организованной силой. И по советским, и по польским источникам, подпольная сеть ее партизанских ячеек насчитывала от 250 до 400 тысяч человек, что позволило АК внести определенный вклад в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками в тылу. 

На территории СССР во время войны действовали восемь военных округов Армии Крайовой (три из них в БССР). Непосредственно на территории нашей страны во время Великой Отечественной войны действовало около 14 тысяч аковцев. Наиболее активными были 4 соединения и 3 бригады Новогрудского округа АК: северный (Щучин, Лида), средний (Новогрудок, Столбцы), южный (Слоним, Барановичи, Несвиж), насчитывавшие приблизительно 7 тысяч человек. На территории западных областей БССР аковцы активно распространяли антисоветскую литературу с призывом восстановления «Второй Речи Посполитой», проводили саботажи, занимались диверсионной и разведывательной работой.

Аковцы отличались особой жестокостью по отношению к сторонникам советской власти и даже просто несогласным. Вот только часть преступлений 47-го обвода АК «Восточный берег». По архивным данным, только в феврале – июне 1945 года этой бандой на территории Тельминского, Чернавчицкого, Чернинского и Жабинковского сельсоветов Брестской области было убито 28 человек, преимущественно активистов компартии с их семьями, в том числе и их детьми. Естественно, так как АК была противником становления советской власти, аковцы также расправлялись и с красноармейцами, и с сотрудниками МВД. Зачастую эти убийства были малообоснованными и жестокими. Любой человек из перечисленных категорий считался «врагом Польской Отчизны и ее народа».

Совсем уж открыто против Красной Армии воевать в чистом поле отряды АК не рисковали. Совсем другое дело покуражиться над мирным населением, бежавшими военнопленными, лояльными к новым польским властям соотечественниками. 

Из спецсообщения 4-го Управления НКГБ СССР, 3 апреля 1944 г.: «13 марта 1944 года отряд «Армии Крайовой» под руководством «понурого» ночью ворвался в село Продлов Клецкого района, где произвел аресты рабочих и крестьян, подозреваемых в принадлежности к коммунистической партии. Арестованных избивали, ломали руки и ноги, после чего в 7 часов утра по среднеевропейскому времени 10 человек были расстреляны во дворе старосты. В районе гор. Сандомир (Польша,  Свентокшиское воеводство, Сандомирский повят) боевка «Армии Крайовой» расстреляла группу безоружных советских военнопленных, работавших у местных крестьян. Подобные случаи имеют также место в районе городов Седлец и Люблин».

райс2.jpg

Не случайно белорусские крестьяне называли АК – «Армия Катов» (палачей)... Из воспоминаний очевидцев следует, что только в Заславском и Дзержинском районах Минской области отрядами АК было сожжено 11 белорусских деревень, при этом уничтожено 200 мирных жителей. Солдаты Новогрудского округа АК только во второй половине 1943 года исполнили более 300 смертных приговоров в отношении белорусов. В Лидском районе число жертв АК доходит до шести тысяч. 
В 1994 году Российская академия наук, Институт славяноведения и балканистики, Государственный архив Российской Федерации и Научный центр общеславянских исследований издали очень малым тиражом собрание документов под названием «НКВД и польское подполье». Вот несколько донесений HKBД, касающихся деятельности АК в тылу советских войск на освобожденных землях в 1944-м, 1945-м и даже в 1946 году.

«16 октября 1944 года. В Холмском уезде действуют отряды «АК»... […] Эти отряды совершили более 10 вооруженных нападений. Убито 15 человек из числа местных работников. В Замостьянском уезде повстанцами убито 11 человек, из них 5 военнослужащих Красной Армии».

«С 1 по 10 июня 1945 года на территории Польши бандами «АК» совершено 120 вооруженных налетов на органы общественной безопасности и милиции, мелкие группы советских и польских военнослужащих, а также на гражданское население украинской и белорусской национальности; убито 16 советских военнослужащих, 3 польских, 27 сотрудников органов общественной безопасности и милиции, 25 членов ППР (Польской рабочей партии) и активистов, 207 – гражданского населения».
Лишь за 4 месяца 1946 года (январь – апрель) аковцами было убито из числа советских и польских военнослужащих вместе с местным населением 836 человек. И это лишь крохотная часть расстрельных списков Армии Крайовой, опубликованных в этом сборнике.

Стоит ли дальше его цитировать? Думаю, нет. Любому здравомыслящему человеку понятно: героизмом здесь не пахнет. Слишком свеж еще запах крови невинно убиенных, чтобы маршировать в честь их палачей. 

Текст: Ольга Бубенчик

Предыдущая статья

Не то, что доктор прописал