banner

Помнит Вена...

16 Марта’10
2099

Помнит Вена...…Передо мною раскрытые подшивки районки прошлых лет, в которых я ищу сведения об Олеге Петровиче Смольянове, возглавлявшем районную газету «Заветы Ильича» с декабря 1956-го по октябрь 1981 года. Но по содержанию газеты проще проследить его профессионализм, стиль руководства. А вот о самом… Скромным был наш редактор. Да и время было другое: все личное отодвигалось на второй план.

И, тем не менее, попробуем проследить военный путь О. П. Смольянова пусть по небольшим, но достаточно красноречивым свидетельствам немногих публикаций.

Он родился 4 августа 1925 года в городе Смоленске в семье военнослужащего. Год рождения уже о многом может сказать: война пришлась на его юность.

В 1943 году практически со школьной скамьи, как вспоминает жена Ольга Григорьевна, был призван в ряды Советской Армии. Вначале курсант Алма-Атинского военно-пехотного училища. Восемь месяцев учебы – и Смольянов – орудийный номер в гвардии воздушно-десантной бригаде Московского военного округа. С сентября 43-го – ІІІ Прибалтийский фронт. Затем ІІІ и ІІ Украинские фронты. Участвовал в операциях по разгрому немецких танковых дивизий в Венгрии, освобождал Вену, а уже после капитуляции Германии – в боях по разгрому немецко-фашистских войск Шернера в Чехии. Совершил 40 учебно-боевых прыжков с парашютом. С войны вернулся с главной медалью советского солдата – «За отвагу», а также “За боевые заслуги”, “За взятие Вены”, “За Победу над Германией”.

Не припомню, чтобы кто-то из тех, кто работал вместе с Олегом Петровичем, рассказывал о его воспоминаниях о войне. Если он и обсуждал эту тему, то любимой она явно не была. Однако фронтовой дружбой Олег Петрович дорожил. Благодаря этому мы имеем ценные воспоминания его сослуживца Алексея Голубева, которые были опубликованы в нашей газете. Из них нам стало известно, где и как встретил Победу Олег Петрович.

Помнит Вена...«В ночь с 7-го на 8-е мая 1945 года наш 332-й гвардейский полк занял оборону на границе Австрии и Чехословакии, – пишет А. Голубев. – Утром мы узнали от связистов, которые всегда о новостях узнают первыми, что 8-го в 12 часов ночи война кончится, фашисты капитулируют. Всеобщее ликование, крики «ура!». А через полчаса поступил приказ: «Форсировать реку, продвинуться на тридцать километров и овладеть городом Зноймо». Коль Олег Смольянов был однополчанином Алексея Голубева, значит, это и его история. С однополчанами Алешей Голубевым, Петром Расторгуевым и Стафеевым (к сожалению, имя четвертого бойца пулеметного расчета Ольга Григорьевна не могла припомнить) Олег Петрович поддерживал связь до конца жизни. Последняя их встреча состоялась в мае 1981 года в Москве, и семейный архив Смольяновых сохранил снимок с этой встречи. Но самое удивительное, что в том же архиве нашелся и второй снимок троицы друзей, где они стоят точно так же, только им чуть больше 20 лет.

Война для 332-го гвардейского стрелкового полка не закончилась 9 мая.

Вот как вспоминает тот день А. Голубев:

«Вечером к нам, в батарею 45-миллиметровых противотанковых орудий, пришел командир полка полковник Голофаст.

– Война кончилась, – сказал он. – Завтра, 9-го мая, устроим полковой обед.

Впервые за годы войны мы легли спать с уверенностью, что завтра нас не разбудит сигнал тревоги. Но не суждено было солдатам выспаться мирным сном. Чуть рассвет – тревога! Оказалось, что большая немецкая группировка решила не сдаваться и начала отступать на северо-запад в надежде попасть в плен не к нам, а к американцам.

«Преследовать группировку, догнать и пленить», – последовал приказ».

Дальнейшее описание высвечивает отдельные детали, нечасто встречающиеся в воспоминаниях фронтовиков. Например, как встречало советских солдат чешское население.

«Нам бросали цветы, угощали виноградным вином, сигаретами. Всюду слышались приветствия: «Наздар! Наздар!» В одном из селений ждал сюрприз. Жители знали русский обычай и встретили нас хлебом-солью. Мы были тронуты до слез. В старинном городе Табор нас приветствовал духовой оркестр».

Все мы знаем о памятнике советскому солдату со спасенной девочкой на руках, который установлен в Берлине. Он стал для нас символом воина-освободителя. А. Голубев описывает похожую ситуацию, когда наши солдаты настигли вражескую колонну. В хвосте ее был гражданский обоз. «Старики, старухи, даже дети поднимали руки, – вспоминает о встрече фронтовик. – Мы, сдерживая улыбки, успокоили их и двинулись дальше».

Описание разоружения военной колонны немцев – другое свидетельство царивших в армии настроений и отношения к врагу.

«Колонна растянулась на несколько километров, – пишет Алексей Голубев. – Нужно было действовать смело, решительно, энергично. Сержант из нашего батальона скомандовал: «Сложить оружие на обочину дороги!» Солдаты неохотно бросали на землю автоматы, карабины, другое оружие. Стараясь выиграть время до подхода основных сил, мы двигались вдоль колонны и разоружали солдат. Прошли метров двести, оглянулись. Смотрим, фашисты поднимают оружие с земли. Пришлось начать все сначала, но тактику изменили. Разоруженных вражеских солдат стали конвоировать на соседнее поле. Дело пошло на лад, да и нас становилось все больше и больше. Вскоре подошел и весь полк. Командир полка полковник Голофаст спросил у немецких солдат, кто командует группировкой. Вскоре из глубины колонны появились четыре генерала с многочисленной свитой. Впереди, высоко задрав голову, шел генерал при всех орденах, с рыцарским крестом. Можно было подумать, что он идет принимать парад, а не сдаваться. Генерал, а это был командующий группировкой, подошел к полковнику, поприветствовал его по-военному и протянул руку. Полковник отдал приветствие, но руку не подал. Рука генерала так и повисла в воздухе. Может быть, впервые в жизни ему не подали руку. Спесь с генерала слетела.

К подходу американских войск группировка была нами полностью пленена и разоружена».

Это воспоминания победителя, человека, осознающего себя частью той великой армии, которая освободила народы Европы от фашистского порабощения. Восторг от победы присутствует в каждой детали, в лексике описания событий. Благодаря таким эмоциональным свидетельствам и мы можем представить себе во всей полноте палитру чувств воина-победителя. Это было их время. И они оказались на высоте.

…В том же 1981 году, 23 октября, Олега Петровича Смольянова не стало. Он скончался скоропостижно на 57-м году жизни.

Он спешил жить. Газета, стимулирующая оперативность, подталкивала к этому. Поэтому он и успел многое. А главное – оставил о себе добрую память. Этой публикацией хотелось оставить еще один памятник нашему редактору. За его боевые заслуги.

На снимках: О. Смольянов, А. Голубев, П. Расторгуев – снимки разделяет временной промежуток в тридцать лет.

Ядвига КУРИЛО.

Предыдущая статья

«…И к штыку приравняли перо»