banner
Война не обошла мою семью
11:10 02 Июня’20
659


Мой интерес к истории Свислочского района возник после того, как я решил восстановить генеалогическое древо своего рода. Но с решением одних задач возникали новые и новые вопросы, ответы на которые могли дать люди, которых уже нет рядом с нами.

В поиске исторических сведений я разговаривал с разными людьми и слышал несколько вариантов развития одного и того же события. Так, на вопрос, почему вывозили часть населения из Доброволи в Белосток в годы оккупации, я получил различные ответы. Один собеседник пояснил, что в связи с организацией еврейского гетто в Белостоке потребовались новые рабочие руки, и жители Доброволи сами поехали туда, чтобы работать и зарабатывать деньги. Другой выдвинул версию, что немцы высылали в Белосток только пьяниц и асоциальных людей, где они перевоспитывались, так как боялись быть наказанными. В официальных источниках вопрос принудительного переселения жителей Свислочского района в Белосток также не освещен.

Учитывая, что я слышал об этом от его непосредственных участников: как своих родственников, так и от других граждан, дабы защитить их доброе имя, хочу сказать, что ни добровольного переселения жителей Доброволи, ни переселения пьяниц в Белосток не было. Было принудительное переселение населения Доброволи для использования на работах в пользу Германии, которое происходило при следующих обстоятельствах.

В ночное время староста деревни Доброволи обошел дворы и там, где, по его мнению и мнению немецкой администрации, проживали «неблагонадежные» семьи, на домах нарисовал большие кресты. А утром следующего дня к обозначенным домам подъехали полицейские и приказали грузиться на подводы и следовать по указанному маршруту. Разрешено было с собой взять только самое необходимое.

По приезде в Белосток всех граждан подвергли санобработке. Для этого нужно было пройти через какое-то производственное здание, в конце которого в углу с потолка по трубе текла холодная вода. Людям устроили холодный душ, несмотря на то, что это был конец ноября 1942 года и температура воздуха была около нуля градусов. После этого жителей Доброволи начали развозить по выделенным им домам. Моей бабушке А. Курило достался полуразрушенный дом с выбитыми окнами и дверями. Ни о каком сне и ночлеге, считай, на свежем воздухе, и речи не было. Уснули только утомившиеся дети. Утром бабушка взяла с собой пять малолетних внуков и пошла к коменданту Белостока с просьбой выделить дом, пригодный для жилья. Просьба была учтена, и семью переселили в другой дом, расположенный рядом с забором еврейского гетто. 

Каждое утро моя семья видела, как из ворот в сопровождении конвоя выходили мужчины с желтой шестиугольной звездой, следуя на работу. Вечером конвоиры их приводили обратно.

Однажды моя старшая сестра Валентина, которой в то время исполнилось 6 лет, играя возле дома, увидела в заборе дырочку от выпавшего сучка. Из детского любопытства она подошла к забору и стала через нее смотреть. За этим занятием ее заметил немецкий солдат, подошел и сильно ударил по голове и плечу. Так немецкая власть приучала к своему порядку и малолетних детей.

Моя сестра теперь живет в Челябинской области, ей уже 83 года, но до сих пор помнит урок, полученный от оккупанта.

Когда в 1944 году дела у немцев пошли хуже, контроль за переселенцами ослаб, наш добровольский родственник Демьян Шарик стал перевозить по одному человеку из Белостока в Доброволю, и первой он вывез домой мою сестру Валентину. Перевозить всю семью было опасно, так как немцы могли задержать и расстрелять за неисполнение приказа.

Так что в Первую и Вторую мировую войны немцы, завоевывая чужие территории, преследовали корыстные цели: больше ввезти в Германию природных ресурсов и жестоко эксплуатировать труд местного населения.

Так, в 1915 году немцы с целью вывоза деловой древесины построили узкоколейную железную дорогу в д. Гринки и д. Жарковщине и продлили эту дорогу до границы с Польшей. Таким образом древесину отправляли как через станцию Свислочь, так непосредственно и из Жарковщины.

После 1949 года лесопильные работы были прекращены, железнодорожные пути разобраны.
Железнодорожную насыпь также разровняли и, проезжая из Гринок в Жарковщину, многие даже не могут предположить, что когда-то здесь проходила железная дорога. Однако от Жарковщины в сторону Польши еще есть следы, где проходила железнодорожная колея, можно даже увидеть то место, где располагалось депо.

Жаль, что желание изучить историю родного края возникло у меня так поздно, когда ушли из жизни те, кто мог много чего рассказать. Я искренне сожалению о том, что в свое время не встретился со свислочским краеведом Александром Полубинским, знания которого были обширны.

Я пообщался с его последователем Николаем Покутником, который своим кропотливым трудом в архивах Гродно, Минска и Подольска Московской области сделал многое для установления личности красноармейцев, погибших и захороненных на территории Свислочского района.

Таким образом, краеведы своим скромным трудом делают большое дело по сохранению народной памяти о наших предках и способствуют укреплению своего государства.

Николай КУРИЛО,г. Ростов-на-Дону
Фото носит иллюстративный характер

Предыдущая статья

Свислоччина на карте Беларуси: сельское хозяйство
Похожие новости