banner

Ольга Новосад: «И я почувствовала себя свободной...»

02 Декабря’20
2070
Новосад.jpg«Кто скажет, глядя на меня, что я инвалид 1 группы?» – задается риторическим вопросом свислочанка Ольга Новосад. Конечно, никто. Разве можно заметить маломальский изъян в этом улыбчивом человеке? А о прошлой жизни, когда девушка жила лишь благодаря постоянному медицинскому вмешательству, сегодня напоминают лишь глубокие шрамы на ее руках. Ну и таблетница, которая всегда с собой.

Оле 32 года. И только шесть последних лет она живет полноценной жизнью. А что было до этого? Девушка охотно поделилась с нами историей своей болезни.

Проблемы со здоровьем у меня начались с раннего возраста, – рассказывает. – Всегда болезненной была. А в третьем классе меня с давлением забрали на «скорой» прямо из школы. Маленькая была, а уже страдала давлением. С того времени и стала обучаться на дому. А меня все лечили и лечили. Все время были плохие анализы. Постоянно в больнице. Мое детство – это лекарства, уколы и капельницы. Сначала мне ставили пиелонефрит – заболевание почек воспалительного характера. А в 15 лет уже завезли на гемодиализ. Что это такое, отлично знают люди, которые регулярно проходят процедуру фильтрации крови. Для меня диализ был жизненно необходимой процедурой. Кололи три раза в неделю. И вот так одиннадцать лет. Это страшно. А какая жизнь на диализе? Можно сказать, между процедурами жила по полсуток, а все остальное время давление скачет, потом – слабость.

Одиннадцать лет Ольга мучительно и отчаянно сражалась за жизнь. «Я сильная по характеру, – говорит. – Даже в то время, когда мне было плохо, я всеми силами души поддерживала свою маму, видела, как она переживает за меня, как ей тяжело». Согласиться же на пересадку донорской почки боялась. В девушке сидел страх, что она просто не переживет такой операции. А потом решилась. И вот шесть лет назад покинула больничные стены.

Чтобы я раньше знала, каково это – жить нормальной жизнью, согласилась бы на пересадку сразу. Помню, меня на католическое Рождество выписали. Праздник встречала уже дома. Для меня было странно, что операция прошла так легко. Правду говорят, что у страха глаза велики. Думала, еще месяца два как минимум буду лежать в больнице на реабилитации, под наблюдением. А тут на девятый день приходит в палату трансплантолог: «Ну что, красотка, – говорит, – когда домой?» Я в недоумении отвечаю: «Когда отпустите». «Ну тогда иди, собирайся, звони своим, пусть приезжают». Я не понимала, как так можно. Вот просто взять и уйти из этих стен… Это – свобода. Не надо больше никуда ездить. Постоянно чувствуешь себя хорошо. Первые полгода, правда, была на строгой диете. Горстями пила таблетки. Но это все мелочи по сравнению с тем, что приходилось переживать до операции. Слава Богу! Сегодня вспоминаю гемодиализ – у меня дрожь, мурашки по коже.

Сейчас Ольга живет спокойно. Ценит жизнь. Наслаждается ее красками, причем видит яркие тона во всем. Вышла замуж, ее окружают любящие родственники и друзья. Слабость Ольги – это дети. Она мечтает о своем ребенке, души не чает в крестниках и племянниках, интересуется их жизнью и участвует в ней. Кроме того, доли Олиной любви требует и живущий дома кот (скоро, возможно, ему компанию составит хаски). Когда-то, задумываясь о будущей профессии, Оля хотела заниматься парикмахерским делом. Освоить специальность из-за болезни, понятно, не получилось, но вот накрутить подружкам локоны, постричь мужа – с этим она прекрасно справляется. Немало времени уходит на готовку, на уход за домашними цветами. Когда приходит вдохновение, начинает рукодельничать (интересным техникам научилась когда-то в отделении дневного пребывания для инвалидов). В общем, дел и забот хватает. Когда тут вспоминать об инвалидности?! «Инвалидность – это просто моя льгота. Да, я имею право быть обслуженной вне очереди. Но мне, если честно, нетрудно и подождать. Как я могу, например, к врачу вперед стареньких бабушек пойти? Совесть не позволяет», – улыбается девушка.

Наталья ТУРКО
Фото автора

Предыдущая статья

Lukashenko to attend CSTO summit on 2 December