banner
"Как вспомню, плакать хочется..." Ко Дню всенародной памяти жертв Великой Отечественной войны
12:10 22 Июня’20
452
Гутор1.jpgНадежда Антоновна Гутор из Занок повзрослела очень рано. Она – дитя войны. На ее долю выпала горькая участь быть в числе угнанных в Германию в военное время. 

Надя родилась на хуторе Ковали 19 июня 1940-го, за год до начала той страшной войны. В семье кроме маленькой Нади была старшая дочь Вера. Они жили дружной семьей с дедушкой и бабушкой – родителями ее папы. 

Год оккупации прошел в постоянном страхе. Однажды пришли немцы и приказали собираться. «Как все плакали!» – вспоминает Надежда Антоновна. И сама, возвращаясь в те годы, тоже вытирает внезапно нахлынувшие слезы. Их забрали всех: родителей и ее с сестрой. Дедушка умер, так и не дождавшись их возвращения.

Попали они в немецкую семью под Кенигсбергом. Всех прибывших определили в бараки. Самое удивительное, что, несмотря на то, что тогда ей было мало лет от роду, она помнит некоторые эпизоды из жизни на чужбине. Ее мама тоже всегда удивлялась, насколько точно ее младшая дочь могла описать то или иное событие, происходившее с ними в Германии.

Угнанных было много. Для каждой семьи – одна комната. До мелочей помнит женщина обстановку той комнаты, где они прожили почти три года. Здесь они встретили земляков из Ковалей, Занок, Грицок. 
Отец Надежды ухаживал за лошадьми в большом хозяйстве немцев. Хозяйка была очень недовольна, что мама Надежды оказалась нетрудоспособной. Чтобы удостовериться, что женщина действительно по состоянию здоровья не способна выполнять тяжелый физический труд, ее даже отправили к доктору, который поставил ей 3-ю группу инвалидности. 

Недалеко от их бараков находился лагерь военнопленных. Надежда Антоновна помнит, как мама готовила еду, складывала ее в тарелку, обвязывала белым платком и отправляла маленькую дочку отнести это узникам. Ее знали часовые и пропускали. «Были и среди немцев хорошие люди, раз позволяли приносить еду пленным, сочувствовали им», – рассказывает моя собеседница.

Однажды пощадили и их, увезенных в чужую страну наемных работников. Немцы уже отступали.

Недалеко от лагеря военнопленных был подвал, в котором находилась столовая. «Скорее всего, там готовили пищу для конвоиров», – вспоминает женщина. А когда началось отступление гитлеровцев, все вывезенные спрятались в этот подвал. Надежное укрытие чуть не стало их общей могилой. Когда немцы обнаружили их там, хотели расстрелять. Благодаря настоятельным и слезным просьбам бывших работников столовой, тоже угнанных белорусов, они все остались живы.

Еще один случай врезался в память женщины. Немцы отступали. Был март, но еще лежал снег. К ним во двор въехали груженые сани, накрытые покрывалом. Когда извозчик куда-то отошел, маленькая Надя выскочила из дома босиком. Очень уж ей хотелось посмотреть, что там, под покрывалом. Приподняв его, среди множества утвари девочка увидела маленькую чашечку.  Она схватила ее и побежала обратно в дом. Но так замерзла, что не смогла свое сокровище удержать и уронила, разбив на мелкие кусочки.

Не обошлось без злоключений и возвращение домой. По дороге отца забрали на фронт. Надя с мамой и сестрой добирались на родину уже без него. Ехали в товарных вагонах. В Вильнюсе Надя чуть не потерялась. Мама пошла узнать, как доехать до Волковыска, а малышку оставила под присмотром старшей Веры. Надя, улучив удобный момент, убежала от нее. Людей на перроне было много, и она быстро заблудилась. Помнит, что как какая-то женщина подхватила ее на руки, и вскоре малышку увидела мама.

В вагонах, как и на улице, было холодно. Наде мама надела теплые сапоги, а Вере достались резиновые. Теплушки в вагонах немного прогревали воздух, но дети все равно мерзли. Такие условия вскоре дали о себе знать. По возвращении домой девочки заболели. Если младшей удалось выкарабкаться, то старшей суждено было прожить в родном доме только две недели. 

Надежде Антоновне нелегко даются воспоминания. Да и постороннему слушателю непросто сдержать слезы, слушая рассказ малолетнего узника, перенесшего недетские испытания. То далекое прошлое часто возвращается, накрывая внезапно нахлынувшими тяжелыми воспоминаниями. Иногда о нем просят рассказать родные Надежды Антоновны. Как бы ни было ей тяжело, она снова и снова проживает испытания, выпавшие на долю их семьи. Сначала ее слушали двое сыновей. Теперь – трое внуков и шестеро правнуков. Они – ее радость и отдушина. В них она черпает энергию и силу, забывая о возрасте и недомоганиях. Последние годы женщина живет одна, но родные люди не забывают, часто навещая, помогая по дому. Она не теряет оптимизма, наслаждаясь каждым прожитым днем. Умеет ценить все, что преподносит ей судьба. Невзгоды мирной жизни ничто по сравнению с пережитыми испытаниями, считает Надежда Антоновна. 

В пятницу Надежда Гутор принимала поздравления со значимой датой – 80-летним юбилеем. В этом году день рождения ограничится только теплыми словами в адрес юбилярши. Но она надеется, что большая семья обязательно в ближайшее время соберется за столом вместе, чтобы отметить ее праздник как полагается.

Людмила БАЛЫШ 
Фото автора

Предыдущая статья

В Свислочи прошла патриотическая акция «Мы помним!» (+видео)