banner

Было у солдатки две доли

24 Июня’19
1140
Война осталась там, в прошлом веке. Но по-прежнему бередит душу, наводит на тяжелые воспоминания и остается самым трагическим периодом для тех, кого она зацепила своим черным крылом. У Нины Андреевны Гончаревич тоже на всю жизнь отложились в памяти те суровые годы и дни. 



– Мы, дети, пасли коней, а над Новым Двором все кружил какой-то самолет, – начала свой рассказ женщина. – Мы все думали: чего он летает? А когда пришли домой, узнали, что началась война. Во вторник в деревне уже были немцы, нагнали сюда техники. В центре деревни напротив клуба разместили штаб, территория возле него была полностью заминирована. Первые немцы, что пришли в Новый Двор, очень лютовали. Ходили по деревне с автоматами и во всех подозрительных стреляли. Так погиб и муж соседки, потому что налысо был побрит, значит, солдат. Однажды мы с папой были на улице. Немец, наверное, хотел загнать меня в дом и стал стрелять по земле рядом со мной. Пронесшейся пулей мне обожгло ногу. 

Всех, кто был при Советах, немцы расстреляли, некоторых вывезли в Волковыск в тюрьму. Местное население заставляли им чистить картошку, убирать, мыть полы. Я тоже ходила. Не подчинишься – плетью получишь. Немцы ходили по домам, забирали всю живность, яйца. У нас тоже забрали теленка и свинью. Корову и коня мы прятали в лесу, сами тоже туда убегали. Когда немцы уходили из Нового Двора, то половину деревни сожгли. Крыши были соломенные, огнеметами специально стреляли, чтобы дома загорались. Так и мы лишились крова. Вернулись из леса, а на месте дома одни головешки.
В Новом Дворе было шесть полицаев. Люди их боялись больше, чем немцев. Но ничего, каждый после войны заплатил за измену, хотя некоторые прятались в Лысково, выезжали в Германию. Одного, рассказывали, новодворец ударил и сильно покалечил. Но полицая подлечили и все равно в тюрьму отправили.

В 1943-м я вышла замуж за местного парня Николая Гончаревича. Вскоре его забрали на фронт. Так я его и не дождалась. Погиб мой Николай. Нашу дочку я воспитывала уже одна. Тяжелая жизнь была, голодная. Государству нужно было сдавать продукты. У нас корова была, мы масло, молоко сдавали. После войны стали создаваться колхозы. Молодежь сразу туда вступала, а люди постарше с опаской, с недоверием. Каждый ведь привык работать на своей земле, а тут коллективная.

Второй раз я вышла замуж в 1947 году. Тоже за новодворца, тоже за Николая Гончаревича. Он также был фронтовиком. Домой вернулся со второй группой инвалидности: был ранен, четыре раза контужен. Мы с ним прожили долгую жизнь. Вырастили еще двоих сыновей. В возрасте 82 лет он умер, нет уже в живых и одного нашего сыночка.

Моей дочери сейчас 75 лет. Каждую зиму она забирает меня к себе в Макаровцы. На лето я возвращаюсь в Новый Двор, в свой дом. Тут также я под присмотром. Каждый день навещают сын с невесткой. У меня шесть внуков, девять правнуков. Надеюсь, что дождусь еще праправнуков. Только об одном теперь молюсь – чтобы не было войны. Чтобы люди не знали ее лишений и страха.

Нине Андреевне в этом году 95. Она довольна, что сегодня мирное небо над головой, что люди живут в достатке, и радуется успехам своих внуков и правнуков.  

Марина ЯНЮК
Фото автора

Предыдущая статья

В Свислочи прошли соревнования добровольных санитарных и пожарных дружин (+ видео)