banner
«Знаете, каким он парнем был!..»
12:39 15 Февраля’16
1119

«Знаете, каким он парнем был!..»Письма из Афгана… Они лежат передо мною. Обычные листочки из школьной тетради. В клетку. В линеечку. Одно письмо крошечное – лист из маленького блокнота. Все наспех вырваны, наскоро исписаны разными чернилами, где-то синими, иногда черными или фиолетовыми. Небольшие по содержанию, порой коротенькие, иногда в пять предложений, и в основном о погоде, о том, что у него все в порядке, с просьбой к маме беречь себя… 61 письмо. У этих писем свой срок давности – 32 года прошло, когда в начале января 1984-го пришло оно, последнее, но такое долгожданное и родное, как и все остальные, что приходили оттуда, «из-за речки».
Читать эти письма-листочки легко, на душе светло, не покидает ощущение того, что Володя хороший человек, добрый сын и внук, настоящий верный друг, храбрый солдат. Оставим слово «был» истории, потому что для родителей Нины Ивановны и Александра Фадеевича Залевских он всегда будет жить в их памяти.
В 1981 году их первенец, любимый сын закончил Вердомичскую среднюю школу и решил учиться на монтажника-строителя в Симферополе. Володя не мог огорчить любимую бабушку Любовь Константиновну своим отказом пожить у нее, в ее красивом и теплом городе, где много вкусных южных фруктов. А в конце марта 1982 года пришла повестка из военкомата: он – солдат Советской Армии. И вот уже летит письмо в Лашевичи, в котором тетя Полина сообщает, что бабушка очень гордится внуком: «Солдат что надо. Не узнали даже… очень красивый… форма военная идет ему… обещал сфотографироваться и выслать домой фото…» Слово, конечно, сдержал – сфотографировался в тот же день. А потом начались обычные армейские будни. Володя стал регулярно писать родителям, делиться впечатлениями о новой жизни: «А сейчас о моей службе, чем мы занимаемся… физподготовкой, строевой, огневой. У нас проходят политзанятия, много стреляем, была укладка парашютов, скоро будем прыгать. …Вот вчера бегали на стрельбище, туда пять километров с автоматом и назад пять. Многие ребята не выдерживают, падают, теряют сознание. Их отвозят в госпиталь и после госпиталя направляют в другие войска… Мне бежать легко, так как я не курю».
Потом был Афганистан (парашютно-десантная разведывательная рота, в/ч № 43151 «Г»). Ни тени сомнения, ни тени сожаления и страха. Только вперед, туда, где его друзья, где такие же, как и он. О письмах не забывал, понимал, что дома волнуются. Военная цензура строго следила за перепиской, бывало, что «возвращали письма обратно и тогда их читали перед всей ротой». Кажется, что Володя очень тосковал в той далекой стране. В каждом своем письме он расспрашивал о соседях, одноклассниках, родственниках, передавал им приветы, все интересовался, как у мамы и папы здоровье, и настойчиво просил младшего Саньку не курить, а у него самого – все хорошо: «поспели вишни, черешни, тытовник, а скоро – персики, абрикосы». Только один раз написал: «Сейчас у нас тихо, пакистанские наемники ушли к себе домой, «духи» спустились с гор в кишлаки в связи с тем, что в горах очень холодно…» В одном из писем радостно сообщает: «…Меня избрали комсоргом взвода…», а через некоторое время пишет родителям о том, что хочет вступить в партию.
«Знаете, каким он парнем был!..»Время спустя в деревню Лашевичи стали приходить другие письма, уже от его друзей – из Бурятии, Удмуртии, из Московской и Ивановской областей. Друзья-сослуживцы доверительно рассказывали, как входят в мирную жизнь: кто-то нашел работу, поэтому к маме друга Вовы пока приехать не сможет, кто-то женился, несмотря на то, что девушку знал всего пять дней, а у кого-то родились дети. Жизнь продолжалась. Каждое письмо начиналось тепло и уважительно обращением к женщине, воспитавшей сына, которым можно гордиться: «Уважаемая, дорогая Нина Ивановна… Наша мама… С сыновьим приветом к Вам… Пишут Ваши сыновья…»
«С Вовой мы служили с самого начала, с Чирчика (город в 40 км от Ташкента – Прим. авт.), после попали вместе в одну роту и ели с одного котелка…» «Он был веселым и отзывчивым товарищем, в любую минуту готов помочь другому… Вова хотел вступить в партию, но вот эта операция, которая проходила 13 января, оборвала все его планы. Как сказал комбат, такого не случалось со времен Великой Отечественной войны…» «Он был добрым, отзывчивым… Все наши ребята уважали Вову, да и не только мы, а весь командный состав. Вова уже до этой операции был представлен к медали “За отвагу”. «Любил петь в тяжелые минуты “Родительский дом”, никогда не унывал, подбадривал нас. Да, он был представлен к медалям “За отвагу” и “За боевые заслуги”. «Вова был отличным парнем, прекрасным товарищем, и все мы его любили за мягкую натуру и деревенский говорок. Спасибо Вам, Нина Ивановна, сыновье спасибо, что вырастили такого парня, настоящего героя». «До сих пор не могу поверить, что я дома и мне ничего не страшно. Вова был моим другом, а друзей не забывают…»
Прошло пять лет после вывода войск из Афганистана. И только в марте 1989-го командир взвода Юрий Шайдуров нашел в себе силы и написал: «Я получил письмо от Банзаракцаева Олега из Улан-Удэ с тяжелой вестью, что Володя погиб. Я долго не мог прийти в себя… прислал мне статью “Он не вернулся из боя” о Володе… К нам пришло молодое пополнение, и ко мне во взвод попал Володя. Я его сразу приметил – крепкий жилистый паренек, ходили вместе на боевые операции. Он от нас, от старослужащих, не отставал… Володю я любил, как старшего братишку. Все делили пополам: и хлеб, и воду, и патроны… вместе пересекли почти поперек весь Афганистан и прибыли на Панджшер…»
Владимир Залевский один из тех, кого выбрало время, кому выпал трудный солдатский жребий в мирное время в чужой стране взять в руки автомат. И он, верный воинской присяге, не свернул с тернистого пути, не предал Родину, именуемую тогда Советским Союзом, выстоял, как и все воины-интернационалисты. Но какова цена высоким идеалам государства, которого уже нет?! Не все вернулись под отчий кров. Не пришел домой и Володя. «Неравный бой по уничтожению банд афганских мятежников в местечке Вака длился 8 часов… на каждого бойца приходилось по 10–11 мятежников». Необходимо было «отвлечь на себя основные силы бандитов». В том бою погибла вся группа, вышедшая на специальное задание – семь бойцов и два офицера. Посмертно Владимир Залевский награжден орденом Красной Звезды.
Вот такой он – Вова, Володя, Владимир Залевский, казалось, обычный мальчишка из обычной деревни. Но в минуту выбора не свернул в сторону, не бросил друзей, а прошел честно и достойно свой солдатский путь. Всей короткой жизнью доказал, что он всегда помнил просьбу мамы: «Живи, сынок, так, чтобы ни тебе, ни нам не было стыдно, чтобы мы всегда гордились тобой».

Валентина ХАМЧУК.

Текст: olja

Предыдущая статья

Бывает, дисциплина хромает