banner
Он мог стать героем жатвы, а стал интернациональным
10:30 08 Сентября’15
1560
Он мог стать героем  жатвы, а стал  интернациональным
В начале июля отпраздновала свой день рождения скромная трудолюбивая женщина – Анастасия Викентьевна Лобач. За 79 прожитых лет, кажется, у нее не было ни единой минутки, чтобы спокойно присесть, не торопясь сложить на коленях натруженные руки и отдохнуть, откинув все мысли, проблемы и дела. Молодость пронеслась, словно цветение яблонь, в заботах и хлопотах о четверых детях, в работе до мозолей и пота на животноводческой ферме и домашнем хозяйстве. Вдоволь хлебнула горя. Казалось, каменным стало сердце. Но его растопило щебетание семерых внуков и троих правнуков. Сегодня они ее главная забота…
А самая большая  радость и боль материнского сердца – сынок Виктор. В семье Анастасии Викентьевны и Евгения Иосифовича он был старшим из сыновей. На его хрупкие плечи с малых лет легли хлопоты по домашнему хозяйству. Паренек рос озорным и веселым, а доброты и отзывчивости в нем хватало на десятерых. Не мог сидеть Витька без дела ни минуты. В школу пошел – первый помощник у учителей. Одноклассники, да и младшие ребята тянулись за ним: что металлолом собрать, что скворечники починить или шефскую помощь оказать старикам. Своим примером он заражал буквально всех. А улыбка никогда не сходила с его лица. И лишь однажды мальчуган соврал. Очень уж хотелось поработать в жатву на комбайне. Стал проситься у председателя колхоза и прибавил к своему возрасту один год. Сергей Петрович Смурага, в то время председатель местного колхоза, разглядел в серьезных мальчишечьих глазах огромную жажду к работе, поверил ему. И с тех пор, с 14 лет, каждую жатву Виктор работал в колхозе, учился премудростям механизатора, постигал от ассов своего дела житейскую науку – любить свою землю и ценить каждую крошку хлеба. Окончив школу, не раздумывая, написал заявление на работу…
Он мог стать героем  жатвы, а стал  интернациональным
 
Проводы в армию были веселыми и пышными. А у мамы щемило сердце, непрошенные слезы текли и текли по щекам. Мысли бередили душу. В ту пору соседский паренек Анатолий Никитик уже служил в Афганистане, и она ой как боялась, чтобы Виктор не попал туда. Из армии сын писал часто и с хорошим настроением. Все ему нравилось, он всем был доволен. «Мама, ты не волнуйся за меня. У меня все хорошо… Вы еще спрашиваете, как у меня с питанием. Кормят нас очень хорошо, ну, конечно, на комбайне было вкуснее…» (из письма, декабрь 1982 г.) Виктор был просто влюблен в бескрайние хлебные поля. Он мог бесконечно говорить о жатве, рассказывать о тракторах своим сослуживцам. Родная деревня и колосящиеся поля часто снились ему по ночам.
Сначала служба проходила в учебке в Печах, потом – Батуми. Это последняя Витина фотография. А дальше был Афганистан. И ни одного письма домой. 14 марта 1983 года Виктора Лобача не стало. «За проявленное мужество и героизм при исполнении интернационального долга наградить рядового Лобача Виктора Евгеньевича орденом Красной звезды (посмертно). Москва. Кремль. 24 августа 1983 года» (Из Указа Президиума Верховного Совета СССР).
Так закончилась биография деревенского паренька. Но в памяти у односельчан Виктор остался навсегда. Пионерская дружина местной школы носит его имя, одна из улиц в деревне названа в его честь. В июле 1986 года бюро Свислочского РК ВЛКСМ  приняло постановление: «В память о бывшем механизаторе колхоза имени К. Калиновского Викторе Лобаче, погибшем при исполнении интернационального долга, учредить переходящий приз молодому комбайнеру, добившемуся наивысших производственных показаний на жатве». Все эти годы с небольшим перерывом молодые комбайнеры соревнуются за право стать обладателем приза имени своего земляка воина-интернационалиста. Приз – хрустальная ваза, на одной из граней которой выгравирован его портрет.
Афганская тема стала основной в творчестве местного поэта Сергея Лукши, который живет по-соседству с семьей Лобачей. Смерть Виктора настолько потрясла Сергея, казалось, он сам пережил эту смерть. Его стихи так проникновенны и правдивы, будто бы он всегда был рядом с Виктором там, где шла война…
Зажги прощальную свечу
Там, в уголке, под иконкой.
К тебе я ветром прилечу,
Грибным дождем, пичугой звонкой…
Анастасия Викентьевна до сих пор не может смириться со смертью сына, хотя прошло уже больше 30 лет. Каждый день она вспоминает своего Витеньку, перечитывает письма, обращается к нему, спешит на кладбище, встречает всех, кто помнит. И так будет всегда, пока она жива. Ее окружают заботой и вниманием дети и внуки, она отзывается на приглашения школьников и работников клуба. Но каждый вечер материнское сердце в ожидании начинает биться чаще...

Мария САМОЛЕВИЧ, 
аг. Гринки.

Текст: olja

Предыдущая статья

Из старой ванны – водоем