banner

Память сердца

29 Апреля’15
2432
Память сердцаСкоро 70 лет, как мы живем без войны, большой войны. Сколько погибло людей в Великой Отечественной, не могло присниться в самом страшном сне. Война потребовала от советского народа много жертв, несравнимо больше, нежели принесли их на алтарь свободы все другие народы, наверное, вместе взятые.
Да, 70 лет мы живем без войны. Но миллионы, десятки миллионов советских людей навечно сгинули в ее беспощадном пламени. Некоторые уходили на фронт буквально со школьной скамьи – 17-летние, неопытные, наспех вооруженные… Это позже мы овладели военной наукой, это позже получили превосходство в технике на земле и в воздухе. 
70 лет мы живем без войны… Но люди и по сей день ищут могилы близких и не хотят смириться с казенной формулировкой «пропал без вести». Волею судьбы мне немало лет пришлось проработать в коллективе с женщиной, у которой отец тоже пропал без вести. Это Елена Ивановна Борель из Доброволи. Она никогда не видела своего отца, не знала, при каких обстоятельствах он погиб, когда и где похоронен. Елена Ивановна много лет ждала вестей об отце, искала его, но, увы. Из года в год она приходит на деревенское кладбище, повязывает на памятник новую ленту, приносит цветы. Это место для Елены Ивановны святое, несмотря на то, что под памятником никто не лежит. На этом кладбище, сразу напротив церкви, целая аллея таких же памятников, на которые нанесены имена и фамилии погибших на войне, пропавших без вести на фронте и в оккупации.
Отец Елены Ивановны – Иван Нестерович Шмыга – родился в 1915 году в Доброволе. Первый раз немецкие оккупанты арестовали его по доносу и вывезли в Германию на работу в 1942 году. Оттуда сбежал. В 1943 году Иван Нестерович снова был схвачен гитлеровцами и посажен в Белостокскую тюрьму. Его жена Евгения Александровна, будучи беременной, несколько раз ходила в Белосток, чтобы отнести мужу передачи, но ни разу так и не увидела Ивана Нестеровича. Последний раз она посетила тюрьму в июне 1944 года, но передачу у нее не взяли, объясняя тем, что из мест лишения свободы всех вывезли. В августе этого же года родилась дочь Елена. Несладко пришлось одной с маленьким ребенком на руках. 
Память сердцаСпустя время освободили Белоруссию и часть Польши, а Иван не возвращался. Не вернулись и другие односельчане, арестованные вместе с ним – Степан Трусевич и Иван Панотчик. Елена Ивановна бережно хранит фотографию, на которой три друга-односельчанина.
Закончилась война. Возвращались с победой солдаты. А об отце Елены Ивановны не было никаких известий. Надежды увидеть его живым не оставалось. Тогда вдова Евгения Александровна, как и многие сельчане, собрала деньги и заказала обелиск с железным крестом и надписью: «В память без вести пропавшему Шмыге Ивану Нестеровичу». Елена Ивановна считает, что ее мама поступила правильно. Похожих памятников с надписями, на которые без слез не глянешь, на кладбище много: «Убит 27.01.1945г., похоронен под Кенигсбергом», «Погиб за Родину 23.10.1944 г.», «Погиб под Орлом 20.02.1943 г.» и другие. 
Когда Елене Ивановне исполнилось 10 лет, ее мама вышла замуж за вдовца. Через год, в 1955-м, родился сын Александр. Жизнь налаживалась. Но девочка, не знавшая и не видевшая своего родного отца, так никогда и не назвала никого «папой».
Шло время, летели годы, а Елена Ивановна все писала письма в Белосток. Всегда получала ответ, что документы не сохранились. Сердце ей подсказывает, что местом последнего причала родного человека, отца, стала соседняя Белосточчина. Памятник на добровольском кладбище хоть и утешает ее душу, но тоска со временем все равно не проходит. 
Елена Ивановна с мужем вырастили и воспитали троих замечательных сыновей. Они уважительно относятся к матери, внуки – к бабушке.
До сих пор у Елены Ивановны на видном месте в кошельке хранится фотография отца, которая сопровождает ее по жизни. Не узнал отец о том, что у него родилась замечательная дочь, не дожил он до внуков. Жива лишь память о нем в сердце дочери.

Татьяна ЯРОШЕВИЧ,
аг. Доброволя.

Предыдущая статья

Праздник молодости и таланта