banner

Предвкушаю взлет, и невесомость, и сопротивленье высоты

20 Февраля’15
2139
Среди нас таких, казалось бы, обычных людей, занятых своими насущными проблемами и неотложными делами, живут и те, о которых с уверенностью можно сказать: жизнь интересная и достойная, заслуживающая  уважения. Одним словом, у них есть чему поучиться.
Александр Шпаковский… Это имя многим ровным счетом ни о чем не скажет. А вот кто-то все же испытает настоящее чувство гордости, мол, Александра  Ярославовича из Свислочи хорошо знаю. Не один сезон отработали на совхозных полях вместе. От зари до зари вели битву за урожай. Кому-то не забыть годы учебы, работу в стройотряде. Кто-то с ностальгией вспомнит армейские годы, которые прошли вместе с Александром. Чего только не было в их армейской жизни: северные моря, служба в Венгрии, в жаркой Средней Азии и на Дальнем Востоке. 

 

Предвкушаю взлет,  и невесомость,  и сопротивленье  высоты

 

Матрос-подводник, инструктор-десантник, строитель, комбайнер… За спиной более 1500 прыжков с парашютом. Кто он, этот романтик, человек с такой увлекательной биографией?
Александр уроженец города Лиды. Свою взрослую самостоятельную жизнь начал рано: после восьмилетки поступил в Лидский строительный техникум. Не с руки было молодому и сильному парню сидеть на шее у родителей. Четыре года пролетели незаметно. Каждое лето уезжал с однокурсниками в стройотряд. Легко, быстро и аккуратно возводили студенты здания, в которых нуждались хозяйства. Работали ребята в Тиховоле, Новом Дворе, Сморгони. Всего лишь три месяца после техникума проработал Александр, а дальше – армия. В военкомате сразу обратили внимание на статного юношу. Здоровье отменное. Еще и смекалистым оказался. А в таких парнях военный морфлот нуждался всегда. К сожалению, тогда никто не обратил внимания, что призывник настойчиво просился в десантные войска. Как будто сама судьба говорила: подожди, еще успеешь. И вот он край военных моряков: сопки, снега да долгая полярная ночь. Три года на подводной лодке. Матрос-чертежник, иначе говоря «секретчик». Три года карты, схемы, изобары с изотермами… После службы вернулся в родной город, в свою строительную бригаду.  Спокойная жизнь на гражданке не пришлась по нраву. Да и не давала покоя мечта о небе. Манила, звала в голубой простор. Решил поступать в летное училище. Но, к сожалению, у Александра даже документы не приняли: помешало первое средне-специальное образование. А как же мечта о небе? Она по-прежнему жила. Пошел в военкомат. Теперь уж точно – дорога в десант. В Лиде в то время базировалась авиадивизия. Это и решило дальнейшую судьбу молодого человека. Вначале его учили прыгать, а потом он учил уже других. Инструктор парашютно-десантных войск стал обучать искусству виртуозного владения парашютом все категории военнослужащих:  новобранцев, летный состав ВВС и даже высшие офицерские чины беспрекословно подчинялись ему. Учил совершать прыжки с разной высоты, днем и ночью, с вертолетов МИ-6, МИ-8 и самолетов АН-2, АН-12, АН-26.  Александру и самому покорялись любые высоты:  и 100 метров, и 3,5 тысячи метров. В этом деле он был настоящим асом. О чем свидетельствует и книжка инструктора, где у прапорщика Александра Шпаковского все сдано на «хорошо» и «отлично». 
Свой профессионализм и мастерство он передавал и бойцам десантно-штурмовой бригады, и бойцам роты спецназа. Все они отличались особым характером, необычной выносливостью, силой воли. 

Предвкушаю взлет,  и невесомость,  и сопротивленье  высоты

 

Предвкушаю взлет,  и невесомость,  и сопротивленье  высоты

 

Пять лет службы в Венгрии пролетели подобно стремительному прыжку: только, кажется, купол парашюта раскрылся, а ноги уже земли коснулись. Венгры часто приглашали советских солдат для участия в зрелищных мероприятиях. Ведь наши парашютисты были не только мастерами своего дела, в них прослеживались особая харизма и какое-то внутреннее обаяние. Александр принимал участие в сложных прыжках через перешеек озера Балатон. Также покорилась ему и купольная акробатика. В далеком 1983 году 10 десантников (9 мастеров спорта и Александр перворазрядник) «собрали этажерку» в небе, причем одни из первых в Союзе. Нелегко далась та спортивная фигура, но не отступили от задуманного и «вылепили» ее, не зря ведь на земле целый месяц тренировались. Помогли отцы-командиры, напомнили им о некоторой «особенности русской души».
Армейская жизнь у Александра Шпаковского оказалась многогранной и по-своему интересной. Не всем выпадает счастье осуществить свою заветную мечту. Он хотел летать, мечтал об этом с детства. И летал. У него получилось. Он увидел красоту земли и смену времен года с самой огромной высоты. Он сумел насладиться той неземной свободой, которая начиналась только там, за облаками. Он расправил крылья своей мечте. 

Предвкушаю взлет,  и невесомость,  и сопротивленье  высоты

 

Его жизнь – достойный пример для молодых ребят. К слову, даже купольная акробатика сейчас шагнула далеко за пределы фантазии человека. А тогда им, молодым и настырным, хотелось «утереть» нос коллегам-американцам, доказать, что и они могут тоже. Тем более – они-то десантники! А служба в парашютно-десантных войсках – это не отдых на природе. Это состояние души и тела, а если точно, то «три секунды – ангел, три минуты – орел, а все остальное время ломовая лошадь». Однако смогли, сумели и выдержали. За подол мамкиной юбки не держались, от армии не «косили». О себе, о своих сослуживцах Александр Ярославович говорит так: «Народ мы ловкий. А когда людей решат послать на Марс, с учетом нашей подготовки возьмут без очереди нас». Вот так! Осталось покорить еще и Марс, о котором мечтают только смелые и настоящие мужчины. Такие, как Александр Шпаковский.

Валентина ХАМЧУК.
Фото из семейного архива А. Шпаковского.  

Предыдущая статья

О работе, машинах, женщинах и…