banner

Как глоток родниковой воды

31 Декабря’14
1835
Недавно в Гринках прошел творческий вечер поэта-самородка Сергея Лукши. В зрительном зале Дома культуры собрались те, для кого поэзия Сергея – как глоток родниковой воды, кто знаком с его стихами с детства. В этот день прозвучало столько теплых слов в адрес стихотворца, спето столько песен на его стихи!
Мама Людмила Георгиевна рассказала о том, какой он замечательный и любящий сын, как трепетно он относится к сестре, племянницам. О том, как он любит родное село, односельчан и как эта любовь выливается стихотворными строчками на бумагу. Сестра Светлана и женский вокальный коллектив «Спадчына» пели песни на его стихи. 
Его учительница русского языка Ольга Ивановна Акудович рассказала о том, каким Сережа был учеником, как он умел дружить, какие сочинения писал в стихах. Нина Ивановна Диденко отметила искренность поэта в каждом его стихотворении. Она настолько тепло отзывалась о своем талантливом земляке, словно это самый родной для нее человек. Добрые слова в адрес стихотворца сказал И. К. Ламашкевич. Он прочитал несколько стихов Сергея. Учащиеся местной школы, участники народного театра-студии игры «Карагод» Анна Турок и Александр Дубынин также декламировали его стихи. 
Каждый, кто пришел на вечер, старался сказать о поэте что-нибудь хорошее, отметить самые добрые качества этого замечательного человека. Портрет Сергея Лукши получился полным и очень ярким, как он того и заслуживает.

Как глоток родниковой воды

 

Как глоток родниковой воды

 

Как глоток родниковой воды

 

Как глоток родниковой воды

 

Как глоток родниковой воды

 


Сергей ЛУКША

***
Вот так и живу пятьдесят с лишним лет –
Немножко романтик, немножко поэт,
Художник в душе – все красивое чту,
Люблю с головой окунуться в мечту,
В которой весь мир гармоничен и строг,
(Таким ведь его и задумывал Бог).
Люблю свой народ, что встречает добром, 
Озер и речушек люблю серебро,
И золото спелых колосьев полей,
И даже навязчивый пух тополей!
Макушки церквей, что роняют окрест
Торжественный, радостный свой благовест...
Природу весной после зимних оков
И лица простые своих земляков.
Люблю видеть счастье в любимых глазах,
Когда невозможно в словах 
рассказать
О чувствах пришедших – 
лишь можно смотреть,
Молчать, улыбаться, и, 
может быть, петь!
Вот так и живу пятьдесят 
с лишним лет –
Немножко романтик 
немножко поэт,
В себе сберегаю всю эту 
любовь,
Стремлюсь ее выразить 
с помощью слов
И, чтоб избежать фраз 
банальных сухих – 
В ночной тишине сочиняю 
стихи...
Что можно еще рассказать о себе? –
Болезнь мне смешала все планы в судьбе.
Когда же душа от тоски заболит
О шансах потерянных, что инвалид –
Я мысли тоскливые прочь тороплю
Твержу лишь одно себе слово: «Люблю» –
Деревню свою, незатейливый быт
И верю, что миром и я не забыт! –
Меня согревают всем бедам назло
Сердец человеческих ласка, тепло!
Оно – лучше всяких лекарств для души,
Оно помогает мне верить и жить! 

Воспоминания
– Помнишь, снег кружился в легком вальсе?
Сказку дивную шептал нам зимний лес,
Заколдованной страною все казалось,
Где от глаз укрыто множество чудес.
Нить лыжни в нее мы робко протянули,
Невзначай нарушив царственный покой,
С любопытством в эту тайну заглянули.
Не рискуя прикасаться к ней рукой,
Я шептал тебе тогда: «Здесь прячет клады
От  людей сама волшебница-зима!»
Ты смеялась: «Ну и зря – нам их не надо,
Ими пусть она любуется сама». 
Даже солнце восхищенно засмеялось,
Оценив, как те слова твои мудры!
И снежинки-бриллианты засияли,
Диадемой твою шапочку укрыв. 
Ты стояла предо мною, как принцесса,
Ослепительной, небесной красоты,
Словно роза среди дикой чащи леса –
Совершенный идеал моей мечты!
– А потом полез ты обниматься,
Называл меня и «счастьем», и «судьбой»,
Оттого не мог на лыжах удержаться,
И в сугроб мы тут же рухнули с тобой!
А потом, смеясь, из снега выбирались,
И отряхиваясь, грелись у костра,
И быстрей домой дойти старались,
Чтоб в лесу не заблудиться до утра!
А еще меня ругала долго мама,
Что «шаталась где-то с кем-то допоздна»,
Я твердила ей, что ты наилучший самый,
Хотя в то еще не верила сама.
И чего в воспоминанья ты пустился,
Не твердишь, что я всю жизнь тебя 
«пилю»?
– Просто я сказать тебе стремился,
Что всю жизнь тебя, как в юности, люблю.
Я не тот уже безудержный повеса,
Но порой, когда ловлю твой быстрый 
взгляд – 
Вижу в ней опять ту юную принцессу,
Как тогда, как сорок лет назад.

Ссора
Может быть, ты испугалась снегопада –
Ведь вокруг простерлась вьюжная зима,
Ну а может, что встречаться нам не надо,
Ты решила вдруг ошибочно сама.
И сидишь в своей квартире, словно в клетке,
Не впуская в телефон мои звонки,
Под окном твоим в снежки играют детки, 
Разливая звонко смеха ручейки.
Но в окне сошлись в средине грозно шторы –
Значит крепость недоступна для меня,
Лишь мороз замысловатые узоры
Пишет в нем, твое молчание храня.
Ты, наверно, у стола там в позе грозной
Мое фото рвешь на мелкие клочки
И меня считаешь дерзким, невозможным,
Недостойным твоей царственной руки.
Представляю, кем меня ты называешь! 
Помню, что сказала мне вчера в глаза,
Но я знаю: где-то в сердце понимаешь,
Что быть порознь нам с тобой уже нельзя!
Мы не сможем жить с тобою друг без друга! 
Я уверен и тебя не тороплю,
Ссора глупая промчится снежной вьюгой,
Ну а я же – и такой тебя люблю.
Так что, солнышко мое, открой хоть шторы,
Посмотри на мир в объятьях красоты! 
Я же знаю, что не вечна наша ссора,
И, уверен, это также знаешь ты!
Целый час уже я жду твое решенье
И дождусь твоей улыбки все равно!
Коль не веришь, сделай легкое движенье –
Посмотри, моя любимая, в окно.

Фото Григория ШИРЯЕВА.

Предыдущая статья

І льецца над роднай зямлёю запаведны пушчанскі напеў...