banner

Не путайте нас с ЕС!

12 Июня’14
919
Вы не заметили, что мы давно работаем с Европой на противофазе? Или на контрасте. Есть такой прием в искусстве, например, Пат и Паташон, высокий и маленький, толстый и худой, злой и добрый, кудрявый и лысый, умный и глупый. Ну и так далее. Если где-нибудь в кино или на эстраде такое противопоставление приносит кассовый успех, то в политике все же приводит, скорее, к обратному эффекту. 
От обратного обратного и жди!
Но что жалеть о том, что Европа нынче не едина! Ничего не поделаешь. Здесь ведь тоже все зависит от точки зрения. Например, с точки зрения гей-парадов, безработицы, однополых браков, политической цензуры, политической 
«куриной слепоты», рудиментов «холодной войны», что сегодня расцветают пышным цветом или растут, как борода на «личике» Кончиты Вурст, как раз в Западной и не очень Европе, то, что называется, слава Богу, что мы с ней не едины! И я лично даже готов отказаться от причисления себя к «центру Европы», лишь бы от греха подальше – лишь бы быть «в холодке» от всех этих западных фишек! Согласитесь, оказаться в центре внимания всей этой «публики» – сие спокойствия не прибавит. Вот на Украине пришлось даже перекраивать знаменитую поговорку: «Тиха украинская ночь, а сало лучше перепрятать!». Сначала Украина попала в фокус европейского внимания, потом пропало украинское сало, а вслед за тем вполне логично и украинская ночь перестала быть тихой… И все это, между прочим, следствие законодательно принятого Киевом «европейского выбора». 
Кстати о выборах! С 22 по 25 мая этого года в европейских странах прошли выборы в Европарламент. Подсчет голосов показал: в Старом объединенном Свете все возвращается на круги своя: Европа снова собирается делиться. 
Впрочем, в дележке она участвует уже давно, как минимум, с момента передела наследства социалистического лагеря. Сначала Европа, прежде раздираемая внутренними противоречиями, вдруг объединилась в 1991  году: для чего бы это? А для того, чтобы сподручней было делить бывшую Восточную Европу: внутренняя агрессия выплеснулась наружу, как бы в поиске новых своих границ. При этом европейской демократии не претили ни нарушения международного права, ни применение военной силы, ни заигрывание с «албанской мафией», зарабатывающей на продаже человеческими органами.  
А как все интеллигентно начиналось! С чисто экономического «союза угля и стали» в далеких 1940-х. Непосредственной предтечей Европейского Союза было Европейское экономическое сообщество, созданное в 1957 году шестью странами: Бельгией, Францией, Италией, Люксембургом, Голландией и Западной Германией. На протяжении более четырех десятилетий, в ходе которых организация постоянно совершенствовалась, к ней присоединялись и другие члены. Наконец, Маастрихтский договор 1992 года заложил современные основы Европейского Союза, а в 1999 году в оборот была введена единая валюта, ставшая символом объединенной Европы.
И вот первый итог этого «славного» пути: Европа расчленила Югославию. От интеллигентской внешности «европеистов» больше ничего не осталось. Евросоюз стал зарабатывать не на космополитизме, а на национализме. Сперва на чужом… Но национализм Евросоюзу вернули – как монету, которую он же сам и запустил в оборот.  Так что нечего удивляться, что на последних выборах в Европарламент победили уже внутренние националисты. 
Удивляться надо другому – тому, что эти националисты и «радикалы» выглядят куда разумней недавних либеральных и «взвешенных» парламентариев ЕС. Вопреки демонстративной панике западной «Медиа» на выборах в Европарламент победили вовсе не правые. Так, СИРИЗА в Греции призывает к сохранению левой социальной политики. Традиционно провозглашаемая ультраправой партия «Национальный фронт» во Франции вовсе не требует полной отмены социальной политики. Более того, она добивается поддержки граждан самой Франции в куда большей мере, чем допускается правилами ЕС, и возражает, по сути, только против того, что львиная доля средств, выделяемых на социальную помощь, во Франции тратится на приезжих, а не на коренных жителей. А партия независимости Британии вообще не может быть классифицирована в привычных терминах «правый» – «левый» относительно социальной политики: ведь главное, чего она требует, – выход страны из Европейского Союза, и мотивирует это тем, что без такого выхода в стране вообще невозможно проводить какую бы то ни было разумную политику.
Так что речь совершенно не о правой политике, как таковой. Наоборот, протест связан прежде всего с тем, что после ликвидации социализма в СССР на Западе стали постепенно демонтировать механизмы социальной защиты, выработанные с оглядкой на СССР. «Усилилась эксплуатация», – как написали бы в журнале «Коммунист». И это – святая правда! А уж когда замаячили сверхприбыли от эксплуатации чужих (значит, более дешевых) рабочих на своей территории, а затем и на чужой, точнее «бывшей чужой», тогда гул в опустевших животах английских, французских, итальянских рабочих решили заглушить общечеловеческим ура-патриотизмом: «Глядите, мол, как ужасно живут за пределами ЕС! Бомбежки, геноцид, голодуха…». А кто это  все устроил? Вопрос повисал в воздухе.
Но гул в пустых желудках коренных европейцев не заглушал! И, наконец, разум прислушался к желудку. А к разуму избирателя прислушались единственные оппозиционные партии, что еще чудом остались в условиях общеевропейского «одобрямса» и политический цензуры. И кто ж виноват, что эти партии – правые? 
Поэтому протест в Европейском союзе – все то же требование активной социальной политики. Просто сейчас это требование выдвигают новые партии, а старые партии – бывшие социал-демократическими в период противостояния социализма и капитализма – теперь стали куда капиталистичнее, чем былые правые. Да, все смешалось в европейском доме!
Поэтому я и говорю, что мы с ним работаем на противофазе. Он разрушается, мы – строим новый дом. Со старыми и проверенными друзьями. И называем его – Евразийский экономический союз: ЕАЭС. Пусть вас не смущает созвучие этой аббревиатуры с ЕС – скоро процветающий ЕАЭС просто не с чем будет сравнивать…
Вадим ЕЛФИМОВ.

Предыдущая статья

Первые паспорта готовности подписаны уже в мае