banner

Ты жизнь мою на «до» и «после» разделил, Чернобыль

23 Апреля’13
1876
Ты жизнь мою на «до» и «после»  разделил, Чернобыль Болью отозвалась авария на Чернобыльской АЭС в сердцах всех людей. Но особенно болезненные раны нанесла авария тем, кто вынужден был покинуть свой дом, деревню, кто не знал, как ему бороться с неведомой, неожиданно нагрянувшей опасностью, как принять эту жуткую несправедливость – когда яблоки нельзя есть, а воду пить. Среди них оказалась семья Валентины Александровны Клименко.
– Родилась я и выросла в городе Хойники Гомельской области, – начинает свой рассказ Валентина Александровна. – Там же и замуж вышла. Муж мой из Брагинского района. 26 апреля 1986 года все было как всегда: работа, готовка, проверка уроков. Никто ничего не знал, да и не подозревал. Только на демонстрацию 1-го Мая вышли взрослые без детей. Помню, пришли с демонстрации и пошли огород сажать. У нас дом свой… был, –  не может сдержать слезы моя собеседница. – Работаем мы на огороде, а по дороге колонны пожарных машин едут, в небе над головой вертолеты летают. А потом позвонили родители мужа и сказали, что их увозят, так как их деревня попала в 30-километровую опасную зону. Сказали, что им приказали взять самое необходимое на три дня. Помню, свекровь плакала и все повторяла: «Нас вывозят навсегда! Я чувствую! Берегите детей!» А мы тогда молодые были и не верили, что нас как-то коснется эта чернобыльская трагедия, ведь ничего подобного еще не было. Затем в городе началась паника: кому было куда уехать, уезжали. Запомнилось, как нас вызвали в школу, где учились мои дети, сын Руслан и дочь Людмила, чтобы сообщить, что их будут вывозить на оздоровление. В назначенный день мы пришли с вещами к школе, откуда детей автобусами повезли на железнодорожную станцию, там посадили в вагоны и повезли, как нам тогда объяснили, в «чистую зону». Мои дети попали в санаторий на  Гродненщине.
Жуткое зрелище, когда идешь по городу и не встречаешь детей. Да еще тот факт, что нельзя пользоваться дарами леса, нельзя кушать то, что выросло на огородах, в садах привел всех в ужас. К сентябрю детеи вернулись, стали ходить в школу, но недолго, их часто отправляли в санаторий. Очень тяжело было жить на расстоянии. Тосковали и мы, и они. Было бы куда уехать… Так продолжалось шесть лет.
В начале лета 1992 года нам в райисполкоме города Хойники предложили переехать в Свислочь, сказали, что там строится жилье. Раздумывали мы недолго. И в августе уже обустраивались на новом месте. Было очень тяжело, не скрою. Знаете, это как с корнем вырвали растение с одной земли и перенесли на совершенно другую. Пока дети были в санатории, мы должны были заработать им на костюмы в школу, на принадлежности. Никого не знали, без работы. Но мир не без добрых людей. Приняли нас на работу в колхоз им. Ленина. Я впервые увидела, как растет лен, не знала, как его брать, что с ним делать. А сколько было удивления, когда нас послали убирать камни. Ведь в нашей местности их не было на полях. Но человек ко всему привыкает. Начали обживаться и мы. Дети пошли учиться в школу № 1 (ныне гимназия). И я благодарна судьбе, что их встретил коллектив педагогов-профессионалов во главе с директором Таисией Ивановной Ходак. Моих детей в классе приняли тепло, к ним хорошо относились. Муж устроился на работу сначала в быткомбинат, а потом в лесничество. Лес – это его стихия, он в Хойниках лесничим работал. Жизнь налаживалась. Здесь у нас появились друзья. Вскоре мои дети поженились, стали одаривать меня внуками. Их у меня уже четверо. Свислочь – это родина моих внучат, а значит, и моя. Ведь в свое время был сделан выбор в пользу и во благо их родителей.
25 апреля Валентина Александровна отпразднует свой день рождения. Мы желаем ей крепкого здоровья, исполнения желаний и всего самого доброго. Пусть перестанут ей сниться те страшные годы, а воспоминания о них не будут так горьки.
Алла ГОЛОДОК.

Предыдущая статья

Время не ждет, оно торопит лето