banner

«Что я не допел – допоете...»

28 Марта’13
1768
«Что я не допел – допоете...» 12 марта ему исполнилось бы 56 лет. Как тяжело писать «бы». Еще труднее говорить о том, что такой человек был… Человек этот – Федор Темежников. Он останется в сердцах и памяти тех, кто его знал, светлым, веселым и искренним человеком, хорошим семьянином, добрым отцом, надежным и верным другом. Он останется в наших душах благодаря своему жизнелюбию. Когда поэт рано или поздно уходит от нас, жизнь его продолжается на страницах книг и в памяти читателей. Пройдут годы. Другие люди будут читать его стихи. И тогда по листам пробежит радостный трепет, рожденный счастьем бытия, и они заговорят голосом автора.
В день рождения Федора Темежникова в читальном зале центральной районной библиотеки состоялся творческий вечер памяти «Души человеческой след». Среди присутствующих были  родные ему люди, друзья, собратья по перу и любители его творчества.
Начался вечер с презентации. Кадры на экране сменяли друг друга: вот Федя маленький мальчик, а здесь он с мамой и папой, а вот он десантник, потом в кругу семьи с детьми, с внуками… Демонстрируются три его сборника-брошюры, изданные библиотекой.
Это был вечер воспоминаний о коллеге, друге. И начала его руководитель литературного объединения «Зеркало души», созданного при «Свіслацкай газеце», ведущая мероприятия Ядвига Кобринец.

«Что я не допел – допоете...»
А, знаете, каким он парнем был!
И как он жизнь безудержно любил,
И как он пел, и как стихи писал,
И как по-детски солнечно мечтал.
А, знаете, каким он сыном был!
Как материнским словом дорожил,
И как он свято почитал отца,
Они ведь были одного лица.
А, знаете, каким он братом был,
Как на руках сестричек он носил,
Как брату все секреты доверял,
Как времени им много уделял.
А, знаете, каким он мужем был!
Каким примером для других служил,
Как он берег семейное тепло,
Гордился: «Как мне с Олей повезло!»
А, знаете, каким он был отцом!
С каким счастливым радостным
лицом
Он дочку нес с роддома на руках
И как купался в солнечных лучах.
Когда его сынок пришел на свет,
Казалось, что счастливей в мире нет
Отца и мужа, это не секрет.
А, знаете, каким он дедом был!
Как до безумия внуков он любил,
Как баловал он их, и как жалел,
И как учил всему, что сам умел.
А, знаете, каким он другом был!
Он никого не предал, не забыл.
Он ради друга был на все готов,
Он понимать умел даже без слов.
Как страшно говорить теперь:
он был.
Он жил, страдал, смеялся и любил,
Он верил, он надеялся, мечтал,
Стихи свои прекрасные писал.
Как больно, горько как осознавать,
Что больше он не сможет написать
Ни строчки – у судьбы таков закон,
Веками не теряет силы он…
Судьба, судьба… Но не порвется
нить…
Тот, кого помнят, вечно будет жить. 
   
«Что я не допел – допоете...»
Меня, как родную сестру, попросили рассказать, каким он был братом. Между нами было 16 лет разницы. В детстве он нянчился со мной, в подростковом возрасте – стал мне советчиком и учителем (именно он учил играть на гитаре), когда я стала мамой, был моим помощником в воспитании сына, который в детстве называл Федора не дядей, а другом и братом. В любых жизненных ситуациях я могла рассчитывать на его помощь и поддержку. Мы были вместе и в радости, и в горе. Нас родители с детства учили, что жить надо дружно, любить друг друга и ценить.
Я всегда гордилась, что у меня такой брат. Даже когда он тяжело болел, все равно продолжал писать, потому что не представлял себе жизни без творчества. Врачи и медсестры удивлялись: откуда в этом человеке берутся силы мужественно все переносить, противостоять страшной болезни? А источником, продлившим его дни, была огромная любовь к людям, к жизни и поэзии. В жизни было все. Как пишет Федя: «Сам во многом виноватый...», но он всей душой каялся. Как и многие наделенные талантом люди, он предвидел свою смерть: «Я чувствую: мало осталось мне грешную землю топтать…» В его последних стихах много печали и грусти, но он  до последнего не позволил себе захандрить, стенать на судьбу, он продолжал верить в чудо исцеления: «Бог поможет мне, я знаю, потому-то и терплю…» И до последнего шутил. Природа оплакала его легким снегом, а мы будем хранить добрую память о нем.
Многое из того, что хотели бы сказать жена, дети и внук утонуло в слезах.
Присутствующие на вечере члены литературного объединения «Зеркало души» тепло, по-доброму вспоминали Федора Темежникова. И те, кто дружил с ним давно, и те, кто познакомился недавно, очень тяжело переживают его уход из жизни. Каждый посвятил другу-поэту свои стихи. Иван Ламашкевич в своем выступлении рассказал о том, как они познакомились, как завязалась дружба родственных поэтических душ, что название литературного объединения придумано было Федором. Памяти друга и поэта он посвятил свои стихи.
Заплакала слезинками природа,
Снежинки закружились не спеша…
Ушел из жизни наш поэт, наш Федор –
Красивая и светлая душа.
Писал доступно, ярко и успешно.
А стих читался, как бежит ручей:
То бурно с рокотом, то серебрился
нежно,
Как колокольчик, в тишине ночей.
И столько искренности в строчках
этих,
Душевной теплоты, родной до слез,
Писать вот так могли лишь
те поэты,
Кому мила природа, шум берез.
Недавно лишь ты с матерью
расстался,
Любви превыше материнской нет.
Быть может, с нами ты
и попрощался,
Чтоб оказаться с ней, узнать
тот свет.
Так или нет, мы это не узнаем,
Ни сын, ни мать нам не дадут ответ.
По звездам в небе мы теперь гадаем,
Какой из них сверкнет наш друг-поэт.
Так будь там лаской матери
окружен,
Витай теперь в заоблачной тиши,
Но знай, что ты был всем тут
очень нужен.
Осиротело «Зеркало души»...

 
Без тебя
Без тебя вновь рождается день,
Солнце снова встает над страною.
Без тебя грусти серая тень,
Что недавно простились с тобою.
Без тебя наступает весна,
Без тебя снова сад зацветает,
Просыпается все ото сна,
Журавлей клин под радугой тает.
Без тебя за окошком скворцы,
С соловьем соревнуясь, щебечут,
С шумом в школу бегут сорванцы,
Что возьмешь с них, на то они дети.
Без тебя гул по небу плывет,
Силы гром набирает за лесом,
И земля первых капелек ждет,
Ветер стих, что листвой куролесил.
А сады снова радуют глаз,
Соловьиная песня знакома!
С нами ты, но, в отличье от нас,
Просто ты, просто ты уже дома.


Стихи памяти друга читали Александр Дубатовка, Лидия Лукша.

Александр Дубатовка
Памяти поэта
Любая смерть безжалостно сурова,
Ей все равно, кому и сколько лет.
Ушел поэт, и оборвалось слово,
Остался недописанный куплет.
Последний в жизни перейден рубеж,
И прах его земной достался тверди,
Что предназначено, все поместилось
меж
Двух главных дат – рождения
и смерти.
В его стихах – звучание души,
Любовь, печали, радости, тревоги,
И солнца луч, и василек во ржи,
И след его на жизненной дороге.
Мы все, как можем, на земле поем
И мучимся над сочиненьем слога.
Давайте молча Федю помянем
И пожелаем милости от Бога.

Лидия ЛУКША
Не уходи
Не уходи! Как радостны рассветы!
Ты насладился вдоволь ли едва.
Не уходи! Ты, солнцем не согретый,
Теплом весенним будущего дня.
Не уходи! Росою не умытый,
Водою – каплей чудного цветка.
Не уходи! Поля еще покрыты
Снегами. Но уже грядет весна.
Не уходи! Ведь скоро лес проснется
И зеленью, цветами поразит.
Не уходи! Бродить в лесу придется
И слушать песни сладкогласых птиц.
Не миновал нас кубок слез и скорби,
Не миновал… Твой час пришел,
ты смолк.
Тебя оплакивают и земля, и звезды,
И ты теперь, увы, от нас далек.


Мария Самолевич рассказала о Федоре как о человеке богатой души, который многое мог бы еще сказать в своих стихах и сделать в жизни.
Те, кто не смог присутствовать на вечере памяти, передали свои поэтические творения.

Василий Корженевич
Звучит твой голос вдохновенный
Федор! В твоем «Зеркале души»
Отразились доброта и человечность.
Ах, как жаль! Зачем ты поспешил,
Чтоб уйти от нас, коллега,
в вечность?!
За тобой слез целая река
Свислочи, поэт наш незабвенный,
Оборвалась чудная строка,
Но звучит твой голос вдохновенный.
У поэтов жизнь так коротка,
Словно вздох и как струна
на полуноте.
Как потеря эта велика!
Но, считаем мы, ты в прерванном
полете.

Оксана Бояркина
Февраль. Он ведь ни в чем не виноват.
Его провел ты в тягостной борьбе.
Достойный муж, отец, товарищ,
брат.
Я это все сегодня о тебе.
Твой век на самом деле – полувек.
Ему б еще лет пятьдесят продлиться.
Мне не забыть ту горсть земли,
тот снег,
Его сверканье, времени разбег.
Жизнь не хотела бы с тобой
проститься.
Но для тебя судьба не пожалела
И славных дел, и творческих высот.
Как преждевременно закончился
полет…
О тебе память в сердце не умрет.
Вот часть того, что я сказать
хотела.

Мария Захарко
Поняла я что-то в этом роде,
Вникнув в суть гипотезы одной,
Мы не умираем, мы уходим,
И, вполне возможно, в мир иной.
Ты отныне Вселенной частица,
Ты отныне умеешь летать!
А ведь прежде могла только сниться
Голубая бездонная гладь…

           
Закончился вечер воспоминаний… Свой поэтический венок посвятили безвременно ушедшему талантливому коллеге поэты Свислоччины. Тепло, трогательно, по-товарищески. Да, Федя, ты пророчески оказался прав: духовное не исчезает, оно находит себе продолжение. Атмосфера этого вечера тому свидетельство.
«Что я не допел – допоете...»

Федор Темежников

Последнее…
Я чувствую: мало осталось
Мне грешную землю топтать.
Разлилась по телу усталость,
Не в силах я с ней совладать.
Все свалится в кучу, попробуй
Ты выход найди с западни.
Вся жизнь, как сплошные колдобы,
И жизни последние дни.
Что я не допел – допоете,
Допишете – начато мной.
Лишь мысли, как птицы в полете,
Исчезнут в дали голубой.
Я верю, они возвратятся,
В талантливый край прилетят,
И, может, в стихи превратятся
И кем-то прочтутся опять.
              ***
Вдруг болезни навалились,
Словно свора злобных псов.
Где-то прятались, таились
И напали из кустов.
То на сердце что-то ноет,
То дыханье с хрипотой,
Словно пес голодный воет
Одиноко под луной.
То давление подскочит,
То суставы заболят,
Враг невидимый выводит
Новый выводок щенят.
Травмы прошлого, ушибы,
Как лавины снежный ком,
Оборвались, словно глыбы,
И ударили тайком.
И к былому нет возврата,
Лет минувших не вернуть.
Сам во многом виноватый.
Но таков мой в жизни путь.

      
МОЙ АНГЕЛ                                                                     
Где ты, ангел мой хранитель,
Огради меня от бед,
Богом данный покровитель –
У меня другого нет.
Я, конечно, не подарок,
Ты уж, братец, потерпи,
Наломал и дров, и палок
Я на жизненном пути.
Знаю, ты такой ранимый,
Вахту трудную несешь.
Ты, охранник мой незримый,
Тот же крест, что я, несешь.
Я не требую ведь много,
Только бы ты рядом был
И со мной молился богу,
Чтобы я еще пожил.
Или ты грустишь по воле?
Так поверь, и я грущу.
Ты избавь меня от боли,
И тебя я отпущу.
Улетишь, как вольный ветер,
Пусть один останусь я,
Но покой на этом свете
Сохрани ты для меня.
Одному мне быть не ново,
Я привычный к тишине,
Все же ты замолви слово,
Бог чтоб дал здоровье мне.
Ты пойми, мой друг сердечный,
Я, в отличье от тебя,
Грешный, смертный и невечный,
Потерпи уж ты меня.
Выбрав путь из сотни верный,
По нему меня веди,
От соблазна, сглаза, скверны
Ты меня убереги.


Черный ворон
В небе ворон черный кружит,
Не мою ли душу ждет?
И кому пернатый служит?
И не рано ли зовет?
Улетай за лес и горы,
Видишь: я еще живой.
Мне и так хватило горя,
Надышаться дай весной.
Говорю тебе, как другу,
Ты ошибся, милый мой,
Зря летаешь ты по кругу,
Зря кружишь над головой.
             ***
Вроде все, собрался с силой,
Я уйду и не вернусь,
Но всплывает образ милой,
Через боль, но я держусь.
Дети, и сестра, и внуки –
Те приходят по ночам,
Мне протягивают руки
И кладут к больным местам.
Я вам, милые, все лаской
Все до капельки верну,
Как волшебник я из сказки,
В каждый дом к вам загляну.
Обниму и приласкаю,
Я вас сильно всех люблю!
Бог поможет мне, я знаю,
Потому-то я терплю…

Алла ГОЛОДОК.


Предыдущая статья

Работает наркологический пункт