banner

Пойти и вернуться

09 Мая’18
1408

Пойти  и вернуться

Иосиф Иванович Казимирчик всю жизнь прожил в деревне Большие Бобровники. Лишь один раз ему пришлось покинуть свою маленькую родину на долгое время. В 1944-м. Это война заставила его тогда пойти по чужим землям. И он пошел… Чтобы вернуться домой освободителем и победителем.

 

Сегодня, сидя на лавочке возле своего дома, обогретый теплым майским солнцем 92-летний ветеран готов часами рассказывать про те годы. Многое, правда, уже стерлось из памяти. А иное тяжелым свинцом засело в сердце. Его и ветром не выветришь, и ливнем не вымоешь, и солнцем не выжжешь… Стоит только коснуться в мыслях событий военных лет, как воспоминания, наскакивая друг на друга, меняются перед глазами, словно кадры из фильма, и снова будоражат душу.

 

Солдат Иосиф Казимирчик надел шинель и взял в руки оружие летом 1944 года. Дороги войны повели его через Варшаву на Гданьск, а оттуда – на фронт. Не сосчитать пуль, просвистевших над молодым батальонным минометчиком. Но его, хранимого Богом, ни одна не задела. «Так, – вспоминает ветеран, – по шинельке черкануло, и все. Я счастливый человек».


В пекле войны Иосиф Иванович не раз убеждался в благосклонности судьбы. Помнится, через немецкое кладбище продвигались. Знали, что со стороны пулемет караулит. Высунулись вдвоем с сослуживцем Каминским на открытый участок и попали под обстрел. Живыми выбрались. И только когда увидели, что фуражка Каминского вся в дырах, поняли, как близко от них смерть проходила. Она всегда была рядом. Шагая по Германии, принимали бой за боем. Как сегодня, стоит перед глазами ветерана операция по форсированию Одера. Уходили под воду наши лодки, гибли товарищи. Видел Иосиф, как ранило на реке его командира, как тот выбирался на берег и там был еще раз подстрелен. В мыслях, признается, уже похоронил его и до чего ж был удивлен и несказанно рад, когда встретились позже в польской Ченстохове…


Враг не хотел сдаваться, несмотря на уверенное движение советской армии. Столкнулись с противником и 8 мая. «По нам ударил одиночный немецкий танк, – рассказывает ветеран. – Но навстречу поехала «Катюша» и завершила этот бой». Видел Иосиф Иванович и взятый Берлин, и историческую встречу советских и американских союзников на Эльбе победной весной 1945-го. Осталась в памяти и еще одна встреча. На мосту через Рупинер. С освобожденными узниками. Тысячи людей покидали фашистский лагерь. Одна молодая женщина, поймав взгляд Иосифа, успела сказать ему: «Я из Варшавы. Амиля», – и, подчиняясь людскому потоку, поспешила дальше…


– Страшно на войне? – спрашиваю ветерана, заглядывая в глаза.


– Привыкнешь, – отвечает. – Да, стреляют. Рвутся снаряды. Ну и пускай. Со временем уже не обращаешь на это внимания. Свистят рядом пули – радуйся. Ведь пуля, предназначенная тебе, не свистит…


Из Берлина Иосиф Казимирчик вместе с братьями по оружию поездом вернулся в Польшу. Ополе, Ченстохова, Санок, село Тылява… До 1947 года белорусский солдат не выпускал из рук винтовки. Боролся с бандитскими группировками. И, как и в годы войны, с тяжелым чувством на сердце хоронил своих товарищей. В одной из схваток, вспоминает, сразу семерых не стало…


В заветный день увольнения из армии Иосиф Казимирчик снял с плеч оружие и отправился в родные Бобровники. Женился на девушке из соседней деревни. Свой дом поставил (как раз напротив отцовского), колодец выкопал, сад посадил, пятерых сыновей вырастил. Ни другой родины, ни другой судьбы ему не надо. Сидя на лавочке у залитого солнечным светом родного порога, не устает повторять: «Я счастливый человек. Так и напишите». И глаза его блестят, вторя наградам, украшающим грудь: медалям «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», ордену Отечественной войны II степени…

Наталья ТУРКО.

Фото автора.

Предыдущая статья

С Днем Победы!