banner

Романтика больших дорог

14 Марта’11
1405

Романтика больших дорогНовогодний коллапс в аэропортах Москвы и пожар самолета в Сургуте навеяли воспоминания о еще одной странице своей северной биографии. Ведь каждый год во время отпусков лангепасцы обязательно стремились уехать на «Большую Землю», поближе к родным и такому желанному теплу. Чем только ни приходилось добираться за 4,5 тысячи километров до родной земли! Предпочтительнее, конечно, самолет, но были и поезда, и автомобильные переезды на 3–4 дня.

В начале нефтяной эры в истории сибирских городов дорожная инфраструктура почти отсутствовала. Железнодорожный транспорт тогда — это две ветки, связывающие Нижневартовск с Сургутом и Свердловском. Только по воздуху можно было быстро за 3–4 часа преодолеть расстояние в 4 тысячи километров. Это сегодня авиакомпании, соперничая друг с другом за пассажиров, предоставляют разнообразные услуги. А тогда, в перестроечные годы, это была еще какая проблема! Отпуска северяне предпочитали брать летом, чтобы погреться после суровой и длинной сибирской зимы. А один рейс до Минска самолетом ТУ-154 не мог вместить всех желающих.

В небольшом нефтяном городе Лангепас тогда было одно окно по продаже авиабилетов в захудалом здании под названием «Авиакасса», и купить билет было ох как сложно! Энтузиасты вели запись очереди на авиабилеты, и нужно было по вечерам бегать отмечаться, иначе ее можно было потерять. И это еще вовсе не означало, что если очередь подойдет, то билет будет. Кассир по телефону заказывала билет в авиакассе Нижневартовска для конкретного пассажира, оформляла его — и так медленно очередь двигалась. К 10–11 часам билеты на нужный рейс заканчивались, а проблема оставалась. Приходилось лететь в любой крупный аэропорт на западе: будь то Москва, Ленинград, Киев, а если повезет, то спецрейсом с нефтяниками в Гомель. Но это еще полбеды. В отличие от сегодняшнего авиасервиса задержки рейсов случались частенько и по разным причинам, например, неприбытие самолета или нелетная погода. И аэропорт мог стать родным домом с несвежими бутербродами и суррогатным кофе в буфете на полдня.

Романтика больших дорогНаконец-то взлетаем, и самолет медленно набирает высоту. Чтобы не закладывало уши, нужно постоянно открывать рот, поэтому карамель «Взлетная» с подноса стюардессы исчезает быстро. Прильнув к окошечку, так и хочется запеть: «Под крылом самолета о чем-то поет зеленое море тайги!» Но что это? Зеленое море Тюменской тайги раскрашено полыхающими и днем и ночью факелами огня! Оказывается, первая товарная нефть добывалась тогда «первобытным» способом, и попутный газ как отход производства просто сжигался, нанося непоправимый вред окружающей среде.

На сегодняшний день по выверенной статистике самолет считается самым безопасным видом транспорта, поэтому я никогда не боялась летать. Но одна нестандартная ситуация за 20 лет перелетов все-таки была. В конце 2001 года я решила на зимние каникулы слетать домой, навестить маму и сына, студента юрфака Гродненского университета. Ко мне присоединилась приятельница, которая одна летать боялась. Приземляемся в Домодедово, но трап долго не подают и из самолета не выпускают. Подруга в панике: «Нас захватили террористы! В самолете бомба!» Открываю шторку на окошке и вижу кучу желтых машин и бегающих вокруг них работников аэропорта. Наконец-то открыли выход, спускаемся, у трапа стоит врач и спрашивает у пассажиров: «С вами все в порядке?» Посмотрев недоуменно друг на друга, отправляемся в сектор выдачи багажа, но проходит час, другой, а багаж не выдают. Идем выяснять ситуацию к дежурному аэровокзала. Его ответ поверг нас в шоковое состояние: «Они чуть не разбились, а им багаж подавай!»

Оказывается, наш самолет чуть не сел на лес, так как при температуре воздуха ноль градусов обледенела взлетно-посадочная полоса, и только благодаря профессионализму командира экипажа мы «мягко» приземлились и пассажиры не почувствовали никакой опасности. И больше с теми, кто боится летать, я уже не связываюсь.

Наступили «лихие» 90-е. На месте «Аэрофлота» появилось множество авиакомпаний, цены на билеты для семьи стали заоблачные, и многие отправлялись в отпуск на собственном автомобиле.

Дальняя дорога начиналась с переправы через реку. Чтобы переправиться на другую сторону Оби (моста тогда не было) и сократить путь, автомобили грузились на баржу, и буксир транспортировал ее до г. Нефтеюганска. Затем была долгая дорога, и на себе можно было почувствовать, что главной бедой России по-прежнему остаются дороги. Заправки тогда были редкостью, бака бензина не хватало. И дабы не стать посреди дороги, в багажнике в канистрах всегда было топливо.

Такое путешествие, с одной стороны, было очень интересно, а с другой — довольно опасно. Интересно, потому что мелькают за окном автомобиля разнообразные пейзажи редкозаселенной таежной Сибири, гористого Урала, малознакомого Поволжья и, наконец, родных лесов и полей Беларуси. Впечатления неописуемые! Сфотографироваться у стелы «Европа-Азия», искупаться в матушке-Волге, прихватить самородок на Урале...

Придорожная инфраструктура тогда была не очень развита, поэтому съестные припасы везли с собой и перекусывали на лесной поляне или капоте автомобиля, который ночью превращался в тесный гостиничный номер. Везло тем, у кого в России были друзья и родственники. Тогда полноценный ужин и ночлег были обеспечены.

Опасно, потому что машины с тюменскими номерами были мишенью для рэкета и нечистоплотных работников ППС. Могли остановить и, угрожая оружием, забрать деньги и отправить восвояси. Сопротивление было бесполезно, если хочешь остаться в живых и доехать до места назначения. Поэтому в дорогу обычно отправлялись группами по 2–3 машины, подстраховывая друг друга.

Да и дорога длинная, и к концу вторых суток у водителя накапливается усталость, глаза слипаются, концентрация внимания снижается, срочно нужен отдых, иначе аварии не избежать. Редко найдешь водителя, который хотя бы раз не попадал в аварийную ситуацию. А это лишний раз подтверждает все ту же статистику, что автомобиль — самый опасный вид транспорта.

Проехав дважды на «Тайоте» и «Мазде» матушку-Россию, я все-таки выбрала для себя авиатранспорт. А жажда переездов и впечатлений вскоре пробудила во мне интерес к Западной Европе, ее истории и памятникам культуры. Но это уже другая страница странствий, о которой расскажу в следующий раз.

Т. МОИСЕЕНКО, г. Гомель.

На снимках: тюменская тайга; щедры леса Сибири на грибы.

Предыдущая статья

З гісторыі народных промыслаў Свіслаччыны (другая палова ХІХ — пачатак ХХ стагоддзя)