banner

Оперуполномоченный Таня

22 Ноября’11
1669

Оперуполномоченный Таня

Мое первое, заочное, знакомство с Татьяной Андрушко произошло на октябрьской встрече молодых специалистов, прибывших на работу в район в этом году, у председателя райисполкома. Оперуполномоченный отдела уголовного розыска районного отдела внутренних дел. «Краснодипломная» выпускница Академии МВД Республики Беларусь. Во время учебы — обладательница премии Мингорисполкома за инновационную деятельность, президентский стипендиат. И плюс ко всему творческая натура. Такой была краткая, но емкая характеристика молодого сотрудника райотдела.

Так что за личность таится под погонами? Ответ на этот вопрос я искала во время второго, личного, знакомства с Татьяной.


— Таня, когда же у вас родилась мечта стать сотрудником органов внутренних дел?

— Вы знаете, наверное, не очень давно. В течение одиннадцатого класса все как-то и сложилось... странно.

— Странно для самой себя?

— До этого было желание пойти в педагогический. Преподавать. Мама работает учителем в Дворчанской школе. Почему-то и мне хотелось в педагоги. Но вот потом жизнь дала крен в сторону закона. В общем, не могу сказать, что был какой-то переломный момент, сложно выделить какую-то главную причину моего решения. Но что-то направило пять лет назад поступать в академию. Захотелось — и все. То есть зарождение мечты было не каким-то длительным процессом, а некой вспышкой.

— Почему уголовный розыск?

— Выбирать приходилось из трех групп специальностей. Работа в тюрьмах меня не заинтересовала, потому что было желание вернуться сюда, в район, а здесь у нас нет исправительных учреждений. На следственно-экспертный факультет не рискнула поступать из-за высокого проходного балла. Поэтому моим выбором стал уголовный розыск.

— А в школе росли гуманитарием?

— Там у меня была насыщенная жизнь в плане спортивных соревнований...

— Вот видите, все-таки что-то для академии готовило вас...

— Да (улыбается), в баскетбол играли, на турслеты ездили. Волейбол, шашки, теннис... Было чем заняться...

— То есть в спортивном плане вы развивались. А в науках какие успехи делали?

— Языки, я думаю, мое самое слабое место в школьном образовании, и в вузе это сказывалось. Зато отлично справлялась с литературой. На олимпиаде по языку я выигрывала именно за счет литературы.

— Школу, тем не менее, окончили с отличием?

— Нет, в моем аттестате все девятки-десятки, ни одной восьмерки и семь баллов по русскому языку. Не было никогда такой самоцели — заканчивать школу с золотой медалью.

— Ваши школьные педагоги считают вас творческой натурой. Где это творчество проявлялось?

— Писала стихи. И в школе, и в вузе. В академии песни писала. На мой текст даже была написана музыка. Сделали аранжировку хорошую. Исполнил песню парень с моего курса. Несколько раз наше творение появилось на радиостанции «Мир». Песня абсолютно лирическая, романтическая. Ничем не связанная с профессиональной деятельностью.

Кроме того, в академии были разные праздники, писала сценарии вместе с девочками. В принципе, этим можно было и не заниматься. Но для творческих людей это неоценимая возможность самовозобновления. То есть рабочий режим жизни нужно разбавлять.

— Есть ли место для творчества сегодня?

— Очень мало. Нет времени. А когда оно есть, уже нет желания. А в самой работе, то есть непосредственно при исполнении, на занимаемой должности, может, и есть какой-то элемент творчества, но это не совсем творчество в привычном смысле.

— Профессия в органах имеет мужскую специфику. Как же женский контингент воспринимается в академии?

— Девчонки на курсе составляли четвертую часть курсантов. Преподаватели к этому относятся нормально, мальчишки-однокурсники поначалу злятся. Есть в академии такая особенность обучения, как хозяйственные работы, несение службы в ночное время, патрулирование. Девушек стараются меньше к этому привлекать, щадят. В общем, конфликты были. Но это, знаете, только поначалу, первые два курса. К третьему курсу все проходит, коллектив сплачивается. Отношения выравниваются.

— Вы начали говорить о некоторых поблажках для девушек. А как обстояло дело со спортивными нормативами?

— Нормативы для парней и девушек отличаются, как и в школе. Для девочек один комплекс нормативов, на одну группу мышц, для мальчишек — другой. Что касается профессиональной прикладной физической подготовки, приемов самообороны, то она абсолютно одинакова для всех. Только, скажем, на слишком мягкое выполнение приемов девушками преподаватель закрывал глаза. Если обучение самбо проходило для нас в паре девушка с девушкой, то зачет и экзамен сдавали в паре с парнем. Были такие однокурсники, которые во время зачетов-экзаменов были просто нарасхват. Потому что, как ты его ни брось, он все равно подпрыгнет и упадет правильно, правильно сгруппируется, и создастся впечатление, что это ты выполняешь прием как надо. Настоящие актеры. Преподаватели смеялись и просили не подыгрывать.

— А с оружием в руках как вы себя ощущаете?

— В академии раз в две недели мы стреляли из табельного оружия. В первое время было страшновато. Стреляли в мишени, но закрывали глаза. Потом страх прошел. За пять лет научилась уверенно владеть оружием, никаких истерик по поводу того, что что-то не получится, уже нет. Навык выработался.

— Открывает ли в вас профессия что-то новое, что раньше дремало?

— Трудно сказать, что работа что-то во мне открыла, как, впрочем, и годы учебы. Просто мы повзрослели. А вообще, академия — это хорошая школа жизни с той точки зрения, что 24 часа в сутки находишься в тесном кругу ограниченного количества людей. В постоянном соприкосновении окружающие начинают проявлять себя не только с хорошей стороны. И в конечном счете в такой среде учишься разбираться в людях.

— Какой принцип важен для вас в работе?

— Как и в работе, так и в жизни: никогда не опускать руки.

Наталья ТУРКО.

Фото Светланы ПЕНТКОВСКОЙ.

Предыдущая статья

Что ни показатель, то с плюсом