banner

«Люби Отечество, в службе – честь».Такие слова напутствия будущим офицерам адресовал Юрий Караев в День защитников Отечества и Вооруженных Сил Республики Беларусь

23 Февраля’24
445
«Люби Отечество, в службе – честь».Такие слова напутствия будущим офицерам адресовал Юрий Караев в День защитников Отечества и Вооруженных Сил Республики Беларусь

Эти слова – лейтмотив службы и жизни великих полководцев – Суворова, Кутузова, маршалов Жукова, Рокоссовского, на которых должен равняться каждый, кто связал свою жизнь с армией.

–  Мотив офицера любого рода войск должен быть один: я хочу защищать свою страну. И это не пустой звук. Я готов умереть за Отечество, но лучше чем умереть, я готов победить врага, – говорит Юрий Хаджимуратович.

Сильно? Очень!

Впрочем, удивительного в этом ничего нет. Все, кто знаком с Юрием Караевым, ощущают его внутреннюю силу и харизму. 

Знают его мужественность и ум. Искренность  и честность.

Наш разговор с помощником Президента – инспектором по Гродненской области, за плечами которого впечатляющий послужной список в военных и силовых структурах, накануне Дня защитников Отечества. Кто, как не он, – опытный командир, на разных офицерских должностях прошедший путь от командира взвода в/ч 3214 внутренних войск МВД Беларуси до министра МВД, от лейтенанта до генерал-лейтенанта, обладатель крапового берета, знает воинскую службу от а до я. 

Почему сегодня слово «армия» для многих звучит как приговор, какая битва идет за умы нашей молодежи, для чего создано народное ополчение  и какая роль женщины в армии – об этом и многом другом расскажем в нашем материале.

IMG_8929.JPG

Хотел быть самостоятельным

38 лет посвятил Юрий Караев службе во внутренних войсках и в министерстве внутренних дел. В 17 лет после окончания школы решил поступать в Саратовское высшее военное командное училище МВД СССР. Хотя в родном Орджоникидзе (ныне Владикавказ) было такое же учебное заведение.

– Жажда романтики, попробовать себя в жизни сформировали у меня мнение, что учиться в военном училище в городе, где ты вырос, неправильно. К тому же сыграло свою роль расхожее выражение: мол, мама будет носить пирожки под стены училища. И я поехал в Саратов, за тысячи километров от дома, – говорит Юрий Хаджимуратович. – Многие удивлялись, но я так решил. 

Решение сына поддержал отец. К тому же выбор Юрия одобрил двоюродный дядя – на тот момент полковник Саламгирей Касполатович Царахов. Ведь когда-то он сам начинал свой путь в военной службе с училища в Орджоникидзе. 

Средний балл во время учебы в училище был у Юрия выше среднего – 4,4. Но хромала физическая подготовка.  

– В школе я занимался боксом и не обращал внимания на спортивные нормативы. К примеру, за сколько минут бегу километр или три, сколько раз подтягиваюсь, для меня было не важно. Впервые с этим столкнулся при поступлении в училище. И таких, как я, парней было много, – рассказывает Юрий Караев. 

Строжайшего отбора не было, главное,  чтобы ты был физически здоров. В училище была создана своя система физподготовки. Даже если ты никаким спортом не занимался вообще, из тебя тут, как говорится, сделают спортсмена.  Так оно и вышло. Трудности с физподготовкой успешно были преодолены. 

Зато начитанность молодого человека давала свои плоды: гуманитарные, военные дисциплины Юрию давались очень легко. Он любил историю, зачитывался военными книгами, журналами. Ему интересно было все – от древнеримского легиона до тактических приемов Великой Отечественной войны. Читая «Спартака» Рафаэлло Джованьоли, юноша мысленно представлял тактику древнеримского легиона, его устройство. Из журнала «Вокруг света» узнавал, почему греческая фаланга проигрывает римскому легиону. Погрузившись в «Горячий снег» Юрия Бондарева, запоминал, почему противотанкисты,  выставляясь на такие позиции, оказались в окружении. 

Он окончил училище с красным дипломом, мечтал служить на Дальнем Востоке, в Забайкалье. Однако был готов ехать служить туда, куда позовет Родина, – будущих офицеров учили этому с первого курса. Выпускника Саратовского военного училища Юрия Караева направили в Беларусь. 
Спустя годы, полюбив всем сердцем Беларусь, ставшую для Юрия Караева второй родиной, он во многих интервью будет вспоминать слова соседки. Когда в 1987 году после окончания училища молодой лейтенант приехал в отпуск в родной Орджоникидзе, во дворе пожилая тетя Маша спросила Юрия: «Куда ты распределился?» – «В Белорусскую советскую социалистическую республику». – «Как тебе повезло, там живет самый лучший народ».

– Попав в Беларусь в августе 1987 года, я это осознал, – говорит Юрий Хаджимуратович. – Помню ее слова и ни разу в них не усомнился. Это так и есть.

Командир спецназа

Рассказывать подробно обо всех этапах службы Юрия Хаджимуратовича – не цель. Впечатлит одно перечисление его воинского пути. На разных офицерских должностях Юрий Караев проходил службу в 43-й конвойной дивизии внутренних войск МВД СССР. В 1992 – 1994 годах командовал учебной ротой спецназа в/ч 3214 внутренних войск МВД Беларуси. После окончания в 1997 году Военной академии имени М.В. Фрунзе был назначен старшим офицером в одну из структур главного управления командующего внутренними войсками. В послужном списке Юрия Караева – командование батальоном спецназа в/ч 3214, войсковыми частями 5527 и 5525, полком милиции спецназа ГУВД Мингор-исполкома (ОМОН). С октября 2008-го по июнь 2009-го возглавлял в/ч 3214. Затем служил первым заместителем начальника оперативной и боевой подготовки главного управления командующего внутренними войсками. С конца 2012 года по июнь 2019-го работал в должности заместителя министра внутренних дел – командующего внутренними войсками МВД. С июня 2019-го до октября 2020 года Юрий Караев возглавлял министерство внутренних дел. Окончил факультет Генерального штаба Вооруженных Сил Военной академии Республики Беларусь. 

Большая часть воинской службы и жизни у Юрия Хаджимуратовича связана с одной из самых знаменитых белорусских частей – в/ч 3214, спецназом внутренних войск МВД. С гордостью и особым чувством бывший командир рассказывает о бойцах этого подразделения.  

– У этих ребят мощнейшее патриотическое воспитание, огромная гордость за свою часть, за свое подразделение, за его результаты, успехи. И это остается с ними на всю жизнь. Любого бойца этой части через много лет спроси, в каком он служил подразделении, кто у него были командиры, он тебе точно ответит, – говорит Юрий Хаджимуратович. – К слову, такие в Вооруженных Силах бойцы сил специальных операций. 

фото 11.jpg

Все зависит от командиров, которые, яркие, компетентные, всегда с бойцами, контролируют весь ход их службы. Без них ничего не случается, с ними не бывает ничего безнадзорного, никаких «дедовщин», самоволок, нарушений. 

– Командиры каждодневно влияют своими решениями на судьбу военнослужащего, и солдат поневоле  запоминает: ого у меня был командир, такой жесткий, резкий, все умел, этому меня учил, тут меня наказал, это не разрешил, с этим разобрался, так воспитывал и обучал, а не находился все время в канцелярии или где-то еще, а мы были сами по себе, – говорит Юрий Караев. 

фото 44.jpg

К слову, в мае 1993 года командир учебной роты спецназа в/ч 3214 Юрий Караев успешно прошел первые на территории Беларуси квалификационные испытания на право ношения крапового берета. Это говорит само за себя. Такого командира бойцы будут помнить. На такого командира хочется равняться. Но становление Юрия Караева как боевого командира произошло за пять лет до этого. И тоже связано с этой частью. Точнее, с ее предшественником – мотострелковым полком оперативного назначения.

Горячая точка

Конец 90-х. В СССР неумолимо идет процесс распада. Вспыхнул конфликт в Нагорном Карабахе. Для урегулирования спора резко понадобились силы внутренних войск, так называемые полки оперативного назначения, которые выполняли роль миротворцев в межнациональных конфликтах внутри республик Советского Союза. Мотострелковый полк оперативного назначения, нынешняя в/ч 3214, перебрасывается в горячую точку. 

Бойцы полка охраняли значимые административные и жизненно важные объекты, контролировали въезд и выезд транспорта в населенные пункты, сопровождали беженцев, обеспечивали безопасный проезд по дорогам. 

фото 3 1.jpg111.jpg

Юрий Караев провел в командировках в Нагорный Карабах в общей сложности 22 месяца. Там молодой лейтенант впервые столкнулся напрямую с разъяренной толпой. Случалось это каждый раз, когда приходилось перевозить через армянские населенные пункты азербайджанцев и наоборот. Беженцев было много. Оружие против местного населения, готового закидать тебя камнями и палками, никогда не применяли. Приходилось идти на тактические и психологические уловки. 

Регулярного сна и отдыха не было. Попробуй проведи колонну, к примеру, в 60 машин из автобусов с людьми, грузовиков с продуктами по дороге с селами и городами вперемешку с азербайджанским и армянским населением. А представляете, как опасно было доставить полную газовых баллонов машину в высокогорные села, когда автомобиль окружали разъяренные люди и блокировали проезд. 

– Командировки туда – это всегда адреналин. Но мне все удавалось. Я научился ориентироваться в сложной обстановке, – рассказывает Юрий Хаджимуратович. – В такой палаточно-лагерной жизни без сна и отдыха, когда боевая подготовка проводилась вместе с боевой службой, когда есть опасность – я был как рыба в воде. Это был бесценный опыт, потому что одно дело, когда ты никогда ни с чем не сталкивался, и другое, когда то, чему тебя учили, а в военном училище внутренних войск учили противодействовать массовым беспорядкам, попробуешь в деле.

В Нагорном Карабахе Юрию Караеву досрочно присвоили звание старшего лейтенанта.

Никто не дрогнул!

Еще одним горячим периодом уже для министра внутренних дел Юрия Караева станет 2020-й год, когда с Беларусью пытались расправиться с помощью технологий «цветной революции». 

Митинги, которые устраивала проплачиваемая Западом так называемая оппозиция, случались в столице в 1996, 2001, 2006 и 2010 годах и проходили по однотипному сценарию. Минский ОМОН и Минский гарнизон внутренних войск небольшими силами успокаивали их за 1-2 дня.  

Но в 2020 году белорусские силовики впервые столкнулись с массовым выходом людей на улицы во всех областных центрах и некоторых райцентрах. Впервые столкнулись с мощной психологической накачкой огромных слоев населения. Надежды оппонентов были на то, что у силовиков не хватит сил. 

– Я прекрасно помню, как они писали в мессенджерах, призывая людей выходить на улицы: «Чего вы боитесь, ОМОНа всего 1500 человек». Я им отвечаю: «Да, вы правы, но их на вас хватит». Это настолько высокопрофессиональные, высокоорганизованные, стойкие парни! Ни один человек из ОМОНа тогда не дрогнул! Я ими очень горжусь! – говорит Юрий Хаджимуратович. – Знаниями, которые продиктовала моя академическая и училищная подготовка и прекрасная подготовка моих заместителей, командующего внутренними войсками, начальника на тот момент ГУВД Мингор-исполкома, нынешнего министра внутренних дел Ивана Владимировича Кубракова. Все эти мощные руководители, действуя по единому замыслу подготовки, спасли страну. Конечно же, во главе с нашим Президентом, который не дрогнул. Я считаю, что 2020 год мы отстояли достойно.

Хочешь победить врага – воспитай его детей 

2020 год показал, какому сильному тлетворному влиянию западных политтехнологов подверглись молодые люди и как ими легко управлять с помощью мессенджеров. Тогда многие стали говорить, что мы потеряли нашу молодежь, упустили целое поколение. Доля правды в этом есть. Равно как и доля вины взрослых. 

Сделав определенные выводы, ситуацию стали менять. Особое внимание к подрастающему поколению на всех этапах и уровнях еще проявит себя – нужно время, но уже сегодня можно видеть некоторые плоды. Открытие в стране военно-патриотических классов показало, насколько велик запрос среди подрастающего поколения на патриотическое воспитание, правильные нравственные и духовные ориентиры. Количество желающих учиться в таких классах превзошло все ожидания. Юрий Хаджимуратович частый гость у таких мотивированных ребят – делится с ними воинским опытом, общается на разные темы, пытается чувствовать их пульс. 

CR6_3713.JPG

– Военно-патриотические клубы в стране были всегда, но важен тот импульс, который сейчас придал им командующий внутренними войсками Николай Николаевич Карпенков. Это стало массовым движением. Пусть не все дети пойдут дальше учиться в военные училища, но они будут патриотами. Сейчас современные герои у молодежи в основном тиктокеры, но инстинктивно девчонки всегда будут тянуться к смелым, сильным и мужественным парням, а все пацаны будут завидовать их физической силе, ловкости, умению владеть оружием. Мужественность и патриотизм – эти две составляющие идут рука об руку. Любовь к Родине – естественное  чувство, а не ее проклинание, презрение, желание покинуть, уехать туда, где тебе теплее. Там будет не твоя Родина, – говорит Юрий Караев. 

На одной из лекций на партполитработе в конце 80-х годов в моем училище был эпиграф, который начинался так: «Настали трудные времена, молодежь не слушает старших, для них нет авторитетов, они невоспитанны, грубы, не читают книг…». Слова эти были сказаны Сократом. И с тех пор ничего не поменялось. Естественно, сейчас, когда технологический и цивилизационный прогресс шагает семимильными шагами, нам кажется, что молодежь не та. То же самое думали наши отцы и деды про нас. 

Молодежь всегда идет вперед. А мы хотим, чтобы они изучали то же, что и мы, смотрели фильмы, что и мы, читали книги, что и мы, но для этого нужна система воспитания, которая была например, в Советском Союзе. Своя мощная идеологическая составляющая плюс так называемый железный занавес, когда так называемое (очень метко!) тлетворное влияние Запада было минимальным. Раньше это были правильные слова, потом они превратились в слова-насмешку, и сейчас каждый из нас скажет, что это все-таки правда. Именно тлетворное влияние Запада оказывает на молодежь губительное воздействие.

¦д¦-¦¦¦¬_010.jpeg

Древняя восточная пословица гласит: «хочешь победить врага – воспитай его детей». В этом деле  и Запад преуспел. Принимая все хорошее от них, мы защищаем наших детей. Сейчас и у нас в стране, и в братской России принимаются законы, постановления, правила, связанные с контролем образовательного процесса. Школьная программа у нас всегда под пристальным вниманием Президента. Он лично следит за тем, чтобы в школах была нормальная подача истории, баланс между физическим и трудовым воспитанием, технологиями, разумным взглядом на все. 

Одно время мы увлеклись болонской системой. Я всегда был инстинктивно против нее, думал, что это за веяние, за которым все гонятся и стараются интегрироваться в международную систему образования. К тому времени я начитался, что американское население туповато, не знает географию, историю, математику и так далее. Тогда что хорошего в этой западной системе, если она у них процветает, а толку нет? А у нас любой человек, даже бывший двоечник,  владеет базовыми знаниями по истории, обществоведению, арифметике. Так чем наша система образования хуже? Чего мы увлеклись «болонской» и зачем поставлять на запад свои кадры. Ведь это было сделано именно для того, чтобы утянуть наши умы на Запад, оболванить молодежь.

0W1A1811.JPG

Родители, говорите с детьми!

Все, чем интересуется современная молодежь, Юрий Хаджимуратович смотрит и отслеживает. Ведь с ними нужно разговаривать на их языке, быть в курсе всех их движений, чтобы в нужный момент подсказать, предупредить, остановить. Не обошли вниманием мы нашумевший сериал «Слово пацана». 

– Очень хорошо сказал режиссер Никита Михалков: «Если «Слово пацана» сделало из ваших детей бандитов, значит, вы плохие родители». Жора Крыжовников (режиссер сериала) показал то, что было в Казани в конце 80-х. Я – владикавказский парень и подтверждаю, что так и было. Может быть, не с такой жестью.  Но, в принципе, такие понятия, как блатная романтика, присутствовали на нашей улице, – говорит Юрий Караев. – Город делился по так называемым сторонкам: Курская, Малоканка, Шалдон, Осетинка, Владимировка, Турхана, БАМ и так далее. Я родился на Курской, потом пять лет прожил на Малоканке, потом переехали на БАМ. Все это мимо меня не прошло. Коллеги рассказывают, что было такое и в белорусских городах. 

Детям нужно объяснять, что показано в «Слове пацана». Почему были такие события, к каким последствиям привело. Это все зона ответственности взрослых. Когда я увидел в сети ролик, что две дагестанские девчонки побили свою одноклассницу, потому что они смотрели этот фильм, я скажу, это чушь. Они могли позаимствовать из сериала пару слов и не более того. Видимо, в этой ситуации давно созрели неприязненные отношения, и взрослым их надо было вовремя заметить и погасить.

Не хочу служить

В том, о чем мы говорили выше, кроется ответ на проблему, почему сегодня слово «армия» для многих звучит как приговор, почему многие боятся идти служить. Упущенное идеологическое воспитание молодежи сыграло свою роль, считает Юрий Хаджимуратович. 

– Мощнейшая идеология СССР, мощнейшая идеология так называемых тоталитарных стран говорит о том, что в армии должны служить все. Тут все в комплексе. Когда защита Отечества является всенародным делом, когда с этим состыкуются все законы. Например, раньше парень, отслуживший в армии, при поступлении в вуз был в приоритете, чем неотслуживший.  А у нас пошло наоборот. Студенту с высшим образованием отсрочка. Какая отсрочка! Студент с высшим образованием стране нужен, но не больше, чем защитник Отечества. Поэтому очень правильная была система в Союзе. Доучился до второго курса, исполнилось 18 лет, сдал сессию и призвался в армию. Отслужил, вернулся и ровно с того дня, как окончил, продолжает учебу. Все эти вопли и стенания, мол, он забудет все. С чего это он забудет? Он доучился ровно до такого уровня. Освоил программу первого курса и половину второго, понятно, что занимаясь этим непрерывно, в памяти останется больше, чем прерываясь на два года. 

¦д¦-¦¦¦¬_012.jpeg

Тяжело - не тяжело, каждый должен отдать свой долг Родине. Когда мы начали вводить льготы для студентов, сделали первый шаг в неправильное. Начиная с развала Советского Союза в нашей молодежи исподволь воспитывали: в армии служить не нужно. И пошло-поехало: а я соскочил, а я уклонился. То есть героем стал тот, кто сумел избежать армии. И этот момент мы упустили.

Я служил офицером с 1987 года и видел эту трансформацию на каждом призыве, когда стал слышать и видеть, что не все хотят служить. Во внутренние войска Республики Беларусь всегда было роскошью набирать призывников по желанию. Поэтому ко мне шли высокомотивированные ребята. А каково было офицерам ВС?!

От службы в армии не должен никто уклоняться. А у нас как пошло? А давайте не призывать в армию, к примеру, артистов балета, это ж так престижно. Чемпионов мира по метанию молота тоже освободим от службы. Пусть они на Олимпийских играх побеждают. А давайте не брать всех, кто хочет стать физиком, астрономом, изобретателем машин. В армии пусть служат простолюдины, а это – великий будущий ученый. И вот в это количество великих залезло слишком большое количество ребят. Здоровых ребят. И пошла так называемая отмазка.

¦д¦-¦¦¦¬_000.jpeg

Какой должна быть армия

Сейчас много разговоров ведется о том, какая должна быть армия: профессиональная либо всеобщая, контрактная либо по призыву. Тут все зависит от многих  факторов, считает Юрий Караев. В первую очередь, от геополитического положения страны. 

– Контрактная армия нужна для решения локальных конфликтов, и то не на своей территории. Когда общество не готово терять своих солдат, то есть ребят по призыву, и не понимает целей, задач и выгод от войны за пределами своей территории, – объясняет Юрий Хаджимуратович. – То есть на нас не напали, никто из наших сыновей погибать не должен. И никакие важные геополитические и государственные цели простому населению не важны, не интересны. Как было, к примеру, во время Первой мировой. Населению говорили, как важно завоевать пролив Босфор и Дарданеллы и обеспечить России торговлю. Думаете, крестьянину в Тульской губернии нужны были проливы? Ему было нужно, чтобы сын пахал с ним его землю и был жив, здоров и невредим. Интересы государства это хорошо, но интересы семьи важнее.

Другое дело в сознании населения, когда на страну напали. Тогда люди готовы жертвовать собой, своими сыновьями, отстаивать свою землю. Как в годы Великой Отечественной.  Французы отдали все под управление победившим гитлеровцам и участвовали в сопротивлении поломкой лифта на Эйфелеву башню, а потом превозносили до небес движение Маки. На самом деле эффект от всего этого «великого» французского сопротивления и движения Маки сопоставим с сопротивлением всего лишь одного из многочисленных партизанских отрядов, действовавших на территории Беларуси. Славяне совсем другие по мощи и силе сопротивления иноземным завоевателям.

В Беларуси очень умело отлажена служба по призыву и стратегия мобилизации. Военнообязанные уходят в запас и являются обученным резервом. Трудятся в различных сферах экономики, народного хозяйства и готовы по кличу военкомата прийти в то подразделение, в  котором они записаны, взять ту винтовку, тот беспилотник,  тот рычаг БМП и танка, на которых они учились и готовились, мгновенно укомплектовать подразделение и участвовать в защите Родины. 

В то же время есть подразделения спецназа, которые служат здесь и сейчас, чтобы отразить угрозу и проводить тонкие операции. И так называемые части постоянной готовности, части  немедленного реагирования – так называемые СНРы и силы быстрого реагирования – СБРы. Это мобильные, мотострелковые механизированные и танковые батальоны, которые готовы немедленно выступить на защиту Родины, пока пройдет мобилизация в основную часть Вооруженных Сил. 

Поэтому разговоры о контрактной армии – это прием некоторых уклонистов: мол, пусть сделают контрактную армию и пусть там служат те, кому это нравится, а я не хочу. Нет, дорогой, контрактная армия всю страну не защитит. Контрактника в первых боях быстро выбьют, нужно пополнение, нужны резервы. В принципе, война – это сражение экономик, чья быстрее сломается. То, что мы сейчас видим в противостоянии России и Украины. К тому же контрактная армия превращается в клан, корпорацию, теряется ее связь с народом.

Народное ополчение

На фоне происходящих у наших границ событий к войне нужно готовиться. В профессионализме нашей армии сомневаться не приходится – именно это является главным фактором стратегического сдерживания иностранной агрессии. Но защищать свое Отечество в случае нападения должен быть готов каждый. Если в случае мобилизации в ряды профессиональных защитников встанут те, кто служил в армии, то применить свои силы и возможности другим белорусам можно будет в рядах военного ополчения, созданного в Беларуси. Некоторые проводят параллели с партизанским движением. Но это не совсем так. Чем армия отличается от теробороны, а последняя от народного ополчения, Юрий Хаджимуратович рассказал простыми словами.

– Армия должна сражаться на внешнем фронте с противником, на линии боевого соприкосновения. Там сражаются танковые  батальоны, артиллерия, беспилотники, минометы. Глубина эшелонирования – командные пункты, артиллерия, тылы, склады – это полоса, недалекая от линии фронта, которая разделяет противников. То есть сражаются в полосе, вглубь, допустим, до 20 километров. Вся остальная территория Республики Беларусь, простреливаемая средствами дальнего поражения, подверженная воздействию спецназа противника – диверсионных групп, должна быть под контролем так называемой территориальной обороны. Это полупрофессиональные части, состоящие из бывших военнослужащих министерства обороны, сотрудников ОВД, внутренних войск, которые по своему физическому состоянию, здоровью, возрасту не могут выдержать несколько напряженных дней, недель боев на линии боевого столкновения. Но они могут и должны охранять мосты, водонапорные башни, химзаводы, хлебозаводы, ТЭЦ – объекты критической инфраструктуры. Территориальные войска тоже проходят подготовку под командованием офицеров. Если в тероборону записаны мужчины, которые не служили в армии, их призывают на сборы, где они принимают присягу, проходят полноценный курс молодого бойца и где их обучают. 

Народное  ополчение – это все остальные люди. Это те, кто с оружием в руках недалеко от своего дома может охранять те же дороги, мосты, объекты инфраструктуры, проверять документы, не допустить диверсий и так далее. На них не тратятся ресурсы. Не надо думать, как их снабжать, чем перебрасывать. Здесь могут служить и мужчины, и женщины. Это и есть всенародный характер ополчения.  И нужно оно для того, чтобы не отвлекать необходимые на фронте силы армии.

Женщины и армия

Хотя женщины могут быть в народном ополчении, однако на поле боя представительницам слабого пола делать нечего, считает Юрий Хаджимуратович, если она не медсестра или не связистка.

IMG_1827.jpg

– Для меня женщина-штурмовик – это нонсенс. Это неправильно. Это может быть правильно в армии США или Израиля из-за того, что там мужчины перевелись. Своими качествами и умениями заполнить вспомогательные профессии и быть в погонах женщины могут, и я это приветствую. Но когда смотрю на девушек-десантниц, то чувства двоякие. Вот она прыгает с парашюта, да, хорошая спортсменка. А где для боя она нужна и пригодится? Для чего девушке, не участвующей в бою, прыгать с парашютом? 

Я считаю, что все должно быть прикладным. Если у женщины тонкий слух и она знает связь, тогда она может быть на поле боя. Или женщина-медсестра. Их работа позволит освободить дополнительных бойцов на поле боя. 

Тем женщинам, которые нужны в армии, и которые служат, мое уважение. Но массовым это быть не должно. 

Юрий Хаджимуратович – интереснейший собеседник. Разговаривать с ним на разные темы одно удовольствие – интеллектуал, он компетентно и доступно отвечает на любой вопрос. Наше общение, длившееся полтора часа, вложить в рамки одного материала сложно. Но все же главным поводом интервью был предстоящий День защитников Отечества. Поэтому и закончить материал хочется фразой настоящего защитника, офицера, патриота Юрия Караева: «Люби Отечество, в службе – честь». 

Photo-14.jpg

Инна БЫЧЕК

Фото:из архива героя и "ГП"

Предыдущая статья

Служы, сынок, верна!