banner

«Сделка века», или Охотничий дебют разведчика Колосова

20 Июля’09
2276

Судьба Беловежской пущи. О ней трудно рассказать сразу, ведь она распадается на сотни тысяч индивидуальных историй, переплетенных между собой. А многие события, происходящие под кронами вековых пущанских деревьев, в «метрике» часто старательно заключались в «спецхрановские скобки». Но проходят годы, и все тайное становится явным. Событие, о котором расскажем, — мгновение в истории пущи. Но именно оно изменило судьбу его участников и отношение их к самой древней страсти человека — охоте.

Почти сорок лет прошло с того дня, когда Волжский автомобильный завод выпустил первую партию «Жигулей», ставших самым популярным советским авто. От этого выиграли и правительство тогдашнего СССР, и итальянский автомобильный концерн «Фиат», получивший выгоду от того, что его базовая модель явилась прообразом знаменитой «ВАЗ-2101». Но мало кто знает, что «именины» этого события праздновались в Беловежской пуще.

…Леонид Колосов известен как журналист-международник, писатель и киносценарист. Из-под его пера вышли научная монография «Экономика Италии», детектив «Заговор генералов», книги документальной публицистики, сценарии кинофильмов «Досье человека в «Мерседесе», «Разведчик в Вечном городе». Имеет правительственные награды, множество официальных и неофициальных титулов. Один из них — титул «настоящего» охотника — его особенная гордость. А посвящали Леонида Сергеевича в почетный сан в Беловежской пуще, и была та охота эпизодом тайной истории СССР. Ведь основная профессия Леонида Сергеевича Колосова — разведчик. Именно благодаря одной успешно проведенной «шпионской» операции он получил возможность впервые участвовать в беловежской охоте, причем на «генсековских» загонах.

Начало этой истории положено в Италии, где Колосов под «крышей» собственного корреспондента газеты «Известия» проработал девять лет. Одно из успешно выполненных заданий в итоге и привело Леонида Колосова в Беловежскую пущу. А результатом этого разведзадания стали… автомобили «ВАЗ».

Когда советское правительство решило осчастливить своих граждан сносным по качеству и цене автомобилем, выяснилось, что без помощи западных автостроительных компаний не обойтись. После изучения предложений в качестве потенциальных партнеров Волжского автогиганта стали рассматриваться две фирмы: французская «Рено» и итальянская «Фиат». Успешнее переговоры шли с «Фиатом». Строительство завода решила профинансировать (правда, в виде возвратного кредита) сама итальянская компания. И это устраивало обе стороны. Но уже перед самым подписанием договора возникла серьезнейшая проблема. В Риме министру автомобильной промышленности СССР Александру Тарасову итальянцы предъявили условия: за долгосрочный кредит восемь процентов годовых. Однако установка Совмина была строгой: более чем на шесть процентов не соглашаться. Итальянцы твердо стояли на своем, и почти заключенный контракт был на грани срыва. Тарасов паковал чемоданы, заявив партнерам о том, что едет в Париж договариваться о «сделке века» с «Рено».

Леонид Колосов курировал переговоры и о сложившейся ситуации рассказал самому высокопоставленному в итальянском правительстве агенту (его имя не разглашено и поныне). Чем советский разведчик ублажил чиновника, остается тайной. Но утром следующего дня тот принес конфиденциальные документы. Оказывается, еще до начала переговоров «Фиат» и вместе с ним итальянское правительство были готовы снизить планку процентной ставки по кредиту. Опираясь на добытые данные, Тарасов на решающем совещании жестко поставил условие: 5 процентов годовых. В итоге было подписано соглашение о предоставлении итальянской стороной кредита под 5,6 процента.

Через три дня после подписания договора Леонид Колосов получил телеграмму из Москвы: «За умелую работу с агентом, в результате которой была получена ценная экономическая информация, принесшая большую выгоду Советскому государству, приказом руководителя нашего ведомства товарищ Лесков (таков был рассекреченный ныне псевдоним Леонида Колосова в службе внешней разведки КГБ) награжден ценным именным подарком…». Этим подарком оказалась шикарная двустволка 12-го калибра с серебряной именной монограммой.

9 января 1967 года началось строительство Волжского автогиганта. И в том же году Леонид Колосов получил возможность испытать свою награду: его друг Владимир Десятников, в то время занимавший пост заместителя директора издательства «Известия» и не первый раз бывавший с высокими чинами на Брестчине, устроил советскому разведчику первую в его жизни охоту там, где в свое время любил поохотиться и Леонид Брежнев.

Старшина заставы «Каменюки» Гурий Рыжиков принимал гостей по полной программе «царской охоты».

Сразу после приезда старшина разместил уважаемых гостей в домике на берегу озера Лядское. Разволновавшись по поводу приезда журналистов, администрация направила в помощь Рыжикову заведующего музеем. Встреча затянулась. Назавтра Колосов увлекся рыбалкой, а заведующий музеем, пользуясь моментом, пострелял немного уточек для «генеральской ухи». И только на следующий день гости решили испробовать ружье в деле.

На охоту компания вышла ранним утром в Белянское лесничество. Оставив разведчика и по совместительству журналиста на «номере» около толстенного многовекового дерева, загонщики двинулись дальше, растворившись в предутренней темноте, как призраки. Стоит себе Леонид Сергеевич, мерзнет, спать хочется: какая уж тут охота?! Вдруг треск сучьев — и прямо на новичка выходит олень, «списанный» под отстрел. Первый же выстрел был точен. С этого момента разведчика навсегда захватила охотничья страсть… Потом состоялась церемония посвящения Леонида Колосова в «настоящие» охотники.

В дальнейшем ему приходилось быть в разных местах на охоте, добывать всякого зверя, но та первая охота запомнилась больше всего.

Н. ЧЕРКАС.

Предыдущая статья

Чтобы паспорт был в порядке