banner
Всю жизнь он помнил это поле
15:18 07 Сентября’20
212


Поле боя. Поле солдатской славы, неимоверной силы духа, беспредельного мужества и отваги. Место памяти и скорби. Наглядный урок истории о войне, в которой наш народ одержал победу над фашизмом. Именно здесь усилиями и ценой жизни солдат и ополченцев в самом начале войны был сорван немецкий план быстрого завоевания Советского Союза. Символом этого небывалого сражения по сей день и является это поле. Поле под Могилевом. 

Говорят, если очень желать, то мечты обязательно сбываются, становятся реальностью. Возможно, так оно и есть. Моя очень давняя мечта побывать  в местах, упомянутых в трилогии К. Симонова «Живые и мертвые», наконец-то свершилась – и вот я уже иду по тенистой аллее легендарного поля. В июле 1941-го здесь шли тяжелые кровопролитные бои. Бойцы Красной Армии и народные ополченцы стояли насмерть, надо было «любой ценой остановить танки врага и не пропустить их в Могилев», тем самым перекрыть дорогу для дальнейшего наступления к древнему Смоленску, а затем не дать выйти к сердцу страны – Москве.

Так уж исторически сложилось, что испокон веков Могилевщина находилась на перекрестке европейских дорог. Здесь и знаменитый путь из варяг в греки, здесь когда-то ступала нога врагов-завоевателей шведов, французов, а чуть позже и немцев. Практически в самом начале Великой Отечественной проходил передний край обороны города Могилева на безызвестном тогда поле.

Буйничское поле. В годы военного лихолетья оно было изрыто окопами, противотанковыми рвами, огромными воронками, посечено пулями, снарядами и бомбами. Сегодня здесь один из самых красивых и ухоженных мемориалов Великой Отечественной войны. Это настоящий музей под открытым небом.

Огромный камень-валун утопает в ярких цветах. На нем высечено – Константин Симонов. Величественная арка, украшенная горельефными досками, – вход на территорию мемориального комплекса, площадь которого более 20 га. Липовая аллея – аллея памяти и славы. Три дуба в честь трех армий Второго Белорусского фронта, освобождавших город Могилев. В центре мемориала 27-метровая часовня из красного кирпича – знак величия воинского духа. Под часовней склеп для перезахоронения останков погибших воинов, что находят на полях былых боев в окрестностях Могилева – ибо нет безымянных солдат. Внутри стены часовни облицованы светлым мрамором. На них – доски с фамилиями воинов и ополченцев. Слева искусственный водоем – озеро Слез, символизирующий слезы белорусских матерей, потерявших своих сыновей в годы войны. Справа от часовни – остатки противотанкового рва, сыгравшего в определенный момент боя губительную роль для тех немецких экипажей, которые все же смогли проскочить через наши окопы. Ров впереди, танкам нет хода, и вот уже летят из окопов связки гранат, бутылки с горючей смесью. Горели они хорошо. Под мирным небом – военная техника: орудия и танки. Есть здесь и подлинный трофейный экспонат – небольшой немецкий танк. В свое время его подняли со дна реки Друть. Это раритет, так как за годы войны Германия выпустила не более 50 подобных танков.

Мемориальный комплекс «Буйничское поле» – это память, память для последующих поколений, чтобы знали и помнили о той непомерно высокой цене, что заплатил наш народ за счастье жить под мирным небом. «Этот мирный пейзаж ничего не говорит обычному человеку, а для меня – это поле боя. Я не был солдатом, был всего только военным корреспондентом, однако и у меня есть кусочек земли, который мне вовек не забыть, – поле под Могилевом». Это слова Константина Симонова, 25-летнего человека, который впервые оказавшись в смертельной круговерти, был поражен беззаветным мужеством, храбростью защитников города. О его героической обороне он помнил всю свою жизнь. Он помнил это поле. 

Первые недели войны… Сводки с фронтов неполные и отрывочные, а потому все очень тревожные. Советские войска «после тяжелых и продолжительных боев с превосходящими силами противника» оставляли один город за другим. Красная Армия отступала. Среди мирного населения паника, беспорядок, неразбериха. В такой обстановке хаоса, ужаса, отступления сложно было сохранить боевой дух солдат и офицеров. А тут еще танковая армада Гудериана. Она стремительно продвигалась к Москве. Но на ее пути оказался Могилев – крупный автомобильный и железнодорожный узел. В случае захвата этого города дорога на Москву становилась свободной. Однако, несмотря на столь удручающее положение, на защиту родного города плечом к плечу с красноармейцами встали ополченцы. Порой с одной винтовкой в руках все вместе стояли насмерть, сражались до последнего патрона, до последнего вздоха. В том далеком июле 41-го там, на поле, около небольшой деревеньки Буйничи, они решили «скорее умереть, чем отступить» – чтобы «по нашей земле ходили наши внуки, и пусть наши кости сгниют к тому времени». Писатель Симонов так вспоминал то огненное время: «В те дни я ничего не мог писать, пока не коснулся точки опоры – встретил часть, которая не отступала, а дралась. Тут я увидел, что фашистов действительно бьют. Я увидел – есть люди, которые остановят врага». Это были солдаты 172-й стрелковой дивизии, 388-го стрелкового полка, 340-го легкого артиллерийского полка и народные ополченцы. Им предстояло держать оборону, защищать Могилев, потому что «одна у нас в жизни присяга, и Родина тоже одна». 

Константин Симонов, оказавшись на поле боя, был глубоко потрясен увиденным – никто из защитников и не думал о том, чтобы в том кромешном аду как-то спастись, уцелеть или трусливо отступить. Мужество, героизм, самоотверженность – все соединилось здесь, на этом, казалось бы, обычном рядовом поле, слилось в единый прекрасный порыв, в яркий пример небывалой любви к своему Отечеству, к его свободе и независимости. В статье «Горячий день» военный корреспондент не только рассказал о героизме бойцов, их бесстрашии, но и дополнил материал фотографиями – 39 подбитых вражеских танков навсегда застыли в бездействии. Эти грозные машины неприятеля уже не сеяли смерть и не несли разрушений. Они были бесполезны. Оказалось, что фашистов можно бить, и их действительно бьют. А это вселяло надежду, вселяло веру в успех.

Поле. Буйничское поле… Святое поле моей многострадальной Беларуси. Гордостью наполнена душа за тех, кто в трудную минуту не струсил, не предал, а был беспредельно честен перед Родиной. В унисон моему настроению приятная летняя прохлада, бездонная синь над головой, яркое солнце в небесной выси. Одним словом, жизнь прекрасна! А как подтверждение – детский счастливый смех. Он звонко разносится по всей территории мемориального комплекса, где когда-то давным-давно шли кровопролитные бои, а молодые ребята стояли насмерть. 

Этот смех подобен звону небольших колоколов, где и радость, и благодарность, и беззаботность. Да, все не напрасно. Это зов прадедов стучит в их признательные сердца. Недаром же сам Симонов сроднился с защитниками Могилева. Стал им братом по крови, по духу. Он завещал развеять свой прах над Буйничским полем. Над полем, о котором помнил всю свою жизнь. 

Валентина ХАМЧУК    
Фото автора

Предыдущая статья

Первую очередь большого кольца вокруг Гродно сдадут летом 2021 года
Похожие новости