banner

«Я жил в Луганской области, я видел, как гибнут невинные люди, как бомбят дома». Евгений Щербак поделился своей историей переезда из Украины в Беларусь и рассказал, как живут его родственники, оставшиеся в Донбассе

21 Марта’22
795
 «Я жил в Луганской области, я видел, как гибнут невинные люди, как бомбят дома». Евгений Щербак поделился своей историей переезда из Украины в Беларусь и рассказал, как живут его родственники, оставшиеся в Донбассе

Евгений Щербак с невестой Лидой уехали в июне 2014 года...

Из родного города Свердловска, что расположен на территории Луганской области, Евгений Щербак с невестой Лидой уехали в июне 2014 года. Местом укрытия от войны выбрали Беларусь. Когда ехали сюда, были твердо уверены, что это лишь на месяц-два, пока все не уляжется. Но когда ситуация в Украине не только не наладилась, но начала все больше усугубляться, пара твердо решила: назад они не вернутся.

– День, когда началась война в Украине, я хорошо помню. Работал тогда на шахте. С утра, перед очередной сменой, мы с напарниками увидели, как по полю едут танки. Мы тогда подумали: «Да ну, какая война, быть того не может. Наверное, учения какие-то будут». Но мы и представить тогда не могли, чем обернутся эти «учения», – делится Евгений Щербак. – Наш город оказался в самом эпицентре боевых действий. Решение о том, что нужно уезжать, приняли быстро – уж очень хотелось жить. Не остановила даже недавно купленная трехкомнатная квартира. В Беларусь поехали, потому что здесь были родственники брата жены. Вместе с ним и его семьей мы покидали Свердловск.

44994714b8a81b0917e10e917c5cca83.jpg

Сейчас семья живет в Индуре. Евгений вспоминает, что первое время было очень трудно. В кармане – пару сотен долларов, кое-какие личные вещи. И все. Не было ни работы, ни жилья, ни мыслей, как выжить.

– Пару недель проработали в «Гроднопромстрое», но на постоянную основу устроиться так и не удалось. Тогда решили просто ездить по сельхозпредприятиям и искать себе работу. Василий Афанасьевич Свирид, председатель СПК имени Деньщикова, внимательно выслушал нашу историю и принял на работу, – рассказывает собеседник. – В Индуре нам дали общежитие, потом колхозный домик, а теперь мы купили в агрогородке свой дом. За 8 лет жизни в Беларуси «встали на ноги» и буквально с ноля построили новую жизнь. Начали строительный бизнес, открыли магазин стройматериалов. Думаю, будем еще расширяться.

Есть с чем сравнить

Здесь, в Беларуси, Евгений и Лидия стали мужем и женой. Здесь у них появились на свет двое малышей. Младшей дочушке недавно исполнилось два годика, старший сын уже пошел в первый класс. Куда-то переезжать семья не собирается. Говорят, здесь их второй дом и жизнь вполне устраивает.

Дома, машины и все прочее, если у тебя есть руки и голова на плечах, построятся, заработаются, купятся. А вот спокойствие и мирное небо над головой не купишь ни за какие деньги, а это – самое дорогое и ценное для человека. В Беларуси нам спокойно. Я знаю, что могу оставить жену с детьми дома, уходя на работу, и им ничего не угрожает. Знаю, что если мои дети играют во дворе, идут в школу или садик, они будут здоровы и невредимы, и для меня это главное, – говорит глава семейства. – Несмотря на то, что нам пришлось бежать от войны, мы – счастливая семья, и ни на что это счастье не променяем. Помню, когда моя мать приезжала к нам в гости из Украины, она была в шоке от того, как живут в Беларуси. Встречал маму в Минске, мы ехали в Индуру, и она всю дорогу смотрела в окно, пытаясь разглядеть мусор на обочине. Она не представляла, что так чисто может быть, что улицы и города могут быть такими ухоженными и аккуратными. И я хорошо запомнил фразу, которую она произнесла, когда мы уже приехали к нам домой: «Я не понимаю, чем тут недовольны люди». Я с ней солидарен. Да, в любом государстве есть люди, которые всегда будут чем-то недовольны. Возьмем любую страну мира – не найдется ни одной, где всех жителей до одного будет устраивать власть. Но это не значит, что эта власть плохая. Я вспоминаю жизнь в Украине и сравниваю с той, что здесь, в Беларуси, и это две большие разницы. В Украине кругом преступность, наркомания, чиновники, которым закон не писан… Одним словом, мне есть с чем сравнить. Поэтому знаю, о чем говорю.

8dc97d2461560ebc0938e28a892123fb.jpg

В пример Евгений привел историю, когда еще у них с супругой здесь не было своего жилья, и встал вопрос о покупке, им предложили строиться по льготному кредиту. И несмотря на то, что от этой возможности отказались (не хотели переезжать в Скидель), были крайне удивлены. Ведь, по словам мужчины, за всю жизнь в Свердловске он не помнит, чтобы в городе вообще строилось хоть какое-то жилье, а уж тем более, чтобы кому-то давали квартиры по такому принципу, как в Беларуси дают многодетным семьям, например.

«Все эти годы людей обстреливали»

В Украине у семьи Щербак осталось много родственников. Родители Евгения, бабушка живут в Свердловске, есть родня в Дебальцево. Для них, как и для миллионов других жителей Донбасских республик, 22 февраля 2022 года стал особенным днем в жизни. Признание Россией независимости ЛНР и ДНР дало людям уверенность в завтрашнем дне, уверенность в том, что их жизнь наладится, что их защитят, и что их, наконец, начнут считать людьми.

– Кто-то может сказать, что все это неправда, нормально они там живут. Но я был там. Я жил в Луганской области, и я знаю, почему люди так мечтали об этой независимости. Я видел, как стреляют минометы, как гибнут обычные люди, мои соотечественники, как бомбят дома, как людям нечего есть. Видел, в каких очередях за пенсиями стояли пожилые люди и инвалиды, как посреди поля, заполненного черноземом, создали блок пост, который стал границей ЛНР и Украины, и как люди и в дождь, и в холод стояли там. Они во всем этом жили 8 лет, все эти годы их обстреливали. Конечно, они будут поддерживать Российскую Федерацию, – говорит Евгений Щербак. – Моя мать отработала 30 лет воспитателем в детском саду. Украина ни разу не заплатила ей пенсию. Россия выплачивает ей ежемесячную помощь – 3 000 рублей российских. Это копейки. Но это единственные деньги, на которые сейчас могут жить мои родители. Конечно, я стараюсь помогать, высылаю деньги, и буду продолжать это делать. Но лично я бы хотел, чтобы в моей старости государство, которому я отдам большую часть жизни, платило мне пенсию, которую я заработал.

120feb95141bdca6fa6f1b869fb15d52.jpg

Я однажды наткнулся на выступление одного из украинских чиновников, который поделился, что Украина сэкономила сколько-то там миллиардов гривен на том, что не выплачивает пенсии населению ЛНР и ДНР. Чем хвастаться? Люди ведь заработали эти деньги. О каком хорошем отношении к украинской власти может идти речь? Я, как и любой здравомыслящий человек, против войны. Война несет боль, страдания и смерти невинных людей в любом своем проявлении. Продолжаться этот кошмар, в котором люди жили, не может.

«Почему никто не говорил об этом раньше?»

На днях, по словам собеседника, друзья из ЛНР прислали ему видео, как украинские войска бомбили центр Донецка. В результате этого погибли около 20 человек. Такие новости проникают глубоко в сердце и заставляют задуматься о важных вещах. Например, о том, почему такого ажиотажа вокруг ситуации в Украине не было на протяжении всех восьми лет? Официально за эти годы погибли более 14 тысяч мирных граждан. А ведь в эту цифру не включены имена погибших военнослужащих… Евгений задается вопросом: почему артисты, блогеры, знаменитости и просто обычные люди, которые сегодня утопают в лозунгах «Нет войне!» не говорили об этом раньше? Ведь люди умирали, страдали, бежали из своих домов. Но никому, почему-то, не было до этого дела.

– Не понимаю я и того, почему украинская власть затягивает переговоры, не идет на условия, которые ей ставят. На мой взгляд, президент, если он действительно за свой народ переживает и любит страну, должен пойти на уступки, чтобы не гибли невинные люди, – рассуждает Евгений. – Вместо этого киевская власть раздает оружие… Для чего? Чтобы еще больший хаос творился? Сегодня нужно понимать одно: Крым и Донбасс уже никогда не вернутся в состав Украины. Никогда этого не произойдет, потому что, в первую очередь, этого не хотят сами люди, которые живут там. И помешать не сможет никто, это точно.

Гродненская правда

Предыдущая статья

Приз надежды