banner

Сергей Лоскот: «Работа – это норма жизни»

26 Сентября’23
979

Весной, летом и осенью он с граблями и метлой, зимой – с лопатой. Его рабочее место – вся территория Добровольского дома-интерната для престарелых и инвалидов. Сергей Лоскот – дворник. Глядя, как энергично он загребает листву, непосвященный и не догадается, что этот трудолюбивый мужчина имеет инвалидность. Просто он сильный по характеру, не может сидеть без дела и не дает болячкам взять над собой верх.


Реабилитация и адаптация

Имея третью группу инвалидности, которая считается рабочей, Сергей Лоскот пришел в дом-интернат в 2021 году по направлению управления по труду, занятости и социальной защите райисполкома. Это было не обычное трудоустройство, а адаптация к трудовой деятельности в соответствии с индивидуальной программой реабилитации. Как это работает?

– Адаптация инвалидов к трудовой деятельности регулируется Положением о порядке организации и финансирования мероприятий по адаптации инвалидов к трудовой деятельности, которое утверждено постановлением Совета Министров Республики Беларусь № 128 от 02.02.2009 года, – рассказала начальник управления по труду, занятости и социальной защите райисполкома Екатерина Минчук. – Адаптация предполагает целый комплекс мероприятий, направленных на приобретение и совершенствование людьми с инвалидностью профессиональных знаний, умений и навыков с учетом полученного ими образования, приобретение, восстановление и развитие имеющихся трудовых способностей и закрепление их в процессе работы, повышение конкурентоспособности инвалидов на рынке труда, их трудоустройство.


По словам Екатерины Минчук, адаптация безработных лиц с инвалидностью к трудовой деятельности может осуществляться нанимателями любых организационно-правовых форм. Главное – желание с их стороны и наличие необходимых возможностей и условий для реализации данных мероприятий. Адаптация проводится нанимателями по направлению органов по труду, занятости и социальной защите с учетом полученного ими образования (кроме видов деятельности, не требующих профессиональной подготовки) в соответствии с индивидуальной программой реабилитации инвалида, сформированной медико-реабилитационной экспертной комиссией.

– Наниматели, изъявившие желание организовать адаптацию инвалидов к трудовой деятельности, подают в органы по труду, занятости и социальной защите по месту создания рабочего места заявление с указанием перечня профессий рабочих (должностей служащих), по которым возможна организация адаптации инвалидов к трудовой деятельности, количества и перечня вакантных рабочих мест, а также возможностей дальнейшего трудоустройства инвалидов, – отметила Екатерина Минчук. – После подбора рабочего места для адаптации и собеседования нанимателя с инвалидом орган по труду, занятости и социальной защите заключает с нанимателем договор об организации адаптации. С инвалидом, направленным органом по труду, занятости и социальной защите на адаптацию к трудовой деятельности, наниматель заключает срочный трудовой договор на период, определенный договором об организации адаптации инвалида к трудовой деятельности. Оплата труда инвалидов, принятых на адаптацию, производится нанимателем в соответствии с действующей у него системой оплаты труда. А органы по труду, занятости и социальной защите ежемесячно компенсируют нанимателю эти затраты. Финансирование мероприятий по адаптации осуществляется за счет средств государственного внебюджетного Фонда социальной защиты населения Министерства труда и социальной защиты населения Республики Беларусь.

Срок адаптации может составлять от шести месяцев до одного года, а для инвалидов с интеллектуальными нарушениями – до двух лет. После его окончания по решению нанимателя инвалид может быть принят на постоянную работу. Как Сергей Лоскот.

Особенного отношения не ищет

Сергей Лоскот доволен своей работой.

– Дома сидеть – так это с ума сойти можно, – говорит он. – Здесь забываешь о своих недугах, болеть некогда. Работаю на полставки с 8.00 до 12.00. Ничего сложного в профессии дворника нет. А если что – коллеги всегда помогут. Надо – и я им. Коллектив у нас отличный.

За такое отношение к делу его ценят окружающие.

– Сергей Александрович работает у нас уже несколько лет. Рады, что он появился в нашем коллективе, – отмечает директор дома-интерната Эдвард Остроух. – Перечень его качеств исключительно положительный. Найти более ответственного работника сложно. Несмотря на инвалидность, не ищет к себе особенного отношения. Работает так же, как все. Добросовестно выполняет свои обязанности, справляется с возложенным на него объемом работы. Уважительно относится и к коллегам, и к нашим услугополучателям.

Сергей Лоскот действительно не боится никакой работы и не отказывает в помощи тем, кто рядом.  Поэтому о нем в доме-интернате не просто говорят как о замечательном коллеге, но и называют другом.


– Сергей Александрович – человек прекрасный, – так отзывается о дворнике главный бухгалтер Марина Волынец. – Дел во дворе много: надо косить, загребать, заметать, выносить мусор. Все это, как говорится, на своих плечах. Территория у нас большая. Лес кругом, листвы хватает. Объем работы колоссальный. Помимо своих непосредственных обязанностей он всегда готов помочь и в остальном. Плодовый сад у нас есть, клумбы разбиваем, огород садим, чтобы на столе у постояльцев были свежие овощи. Это зона ответственности коллектива в целом. Ко всему нужно приложить руку. Сергей Александрович все, что в его силах, сделает, не откажет. Мужчина он рукастый. Может и зашпаклевать, и зацементировать. Вот, например, благоустроил крыльцо здания администрации. Мы его очень ценим. И проживающие Сергею Александровичу симпатизируют. Им он тоже всегда готов подставить плечо. Сам инвалид, понимает, что такое проблемы со здоровьем.

Болит Афганистан

– У меня это уже вторая инвалидность, – рассказывает Сергей Лоскот. – Шесть лет был на военной группе, считался инвалидом войны в Афганистане. Вернулся оттуда с набором болячек. Взрывом меня закопало…

Паренек из украинского горпоселка Капитановка Кировоградской области оказался на далекой афганской земле в 1982 году после учебки в Ашхабаде, столице Туркменистана.

– Мы, двадцать пять младших сержантов, ускоренным выпуском сдали экзамены – и в Афган, в Джелалабад, в 66-ю бригаду, – вспоминает он. – Наша бригада контролировала три провинции: Кунар, Лагман и Нангархар. Служил в отдельном взводе. Прикрывали батальон со стороны пакистанской границы. Позже нас сменили, а мы вернулись в бригаду в Джелалабад. И там были уже до увольнения...

Под обстрелы попадал не раз. Счастье, что домой вернулся живой. А вот здоровье свое оставил там, в Афганистане.

– Дело было в провинции Кунар, городе Асадабаде… Ночью с 24 на 25 июня 1983 года нас обстреливали. Где-то в первом часу начали «обрабатывать». Из минометов, из СПГ – станковых противотанковых гранатометов… Боеприпасы кончились, я рванул за ними в землянку. Только забежал – бух! – и четыре месяца в госпитале. Засыпало меня. Друзья увидели, сразу сделали отверстие, чтобы мне было чем дышать, а после окончания боя откопали. Я тогда получил контузию, осколочное ранение спины, позвоночник был побитый…

А дальше?

– За нарушение лечебного режима меня выписали, – улыбается Сергей Александрович. – Что там лежать? Тем более письмо пришло от ребят… Потери были большие. Хотелось назад, к ним. Да и теперь, чтобы всех пацанов вернуть, не раздумывал бы... Несмотря ни на что, это лучшие годы моей жизни были. Там я стал в настоящую дружбу верить. После госпиталя отправился в свой взвод. Еще вот получил «марми» (показывает на голову). Пулю… По касательной прошла. Демобилизовался зимой 1984-го. Отправляли нас домой нулевой партией. Всех, кто после госпиталя, собрали – и на Союз.

После службы полагалось сто дней отпуска. Афганец приехал в Капитановку, повидался с мамой и, недолго думая, махнул к отцу на Свислоччину (родители были в разводе).

– У меня интернациональная семья, – улыбается. – Я родился в Украине, мама – украинка, отец – белорус, из Доброволи. С 16 января 1985 года родина отца стала и моей родиной.

Сергей устроился сборщиком сельхозмашин в Свислочскую сельхозтехнику. Скоро женился. Жена перетянула мужа в Доброволю окончательно. Стали трудиться на местной ферме. Вырастили двоих детей, сына и дочь, дождались внуков. А несколько лет назад с работы пришел и… упал на пороге. Оказалось – транзиторная ишемическая атака. Как следствие – снова инвалидность.

Да, дают о себе знать старые раны. Но Сергей Лоскот научился с ними жить. Вопреки всему, как после тяжелого ранения в 1983-м, он снова и снова возвращается в строй, к нормальной жизни. И в ней, считает, обязательно должна быть любимая работа, на которую спешишь каждое утро. Как он в дом-интернат…

Наталья ТУРКО

Фото автора

Предыдущая статья

Республиканский профсоюзный правовой прием граждан состоится 28 сентября