banner
Перед прошлым склоним головы
10:00 16 Апреля’21
211
Была когда-то такая нация – советский народ. И мои герои из этой когорты. Они знали, как можно общаться, дружить, преодолевать трудности. Они умели жить.

Александру Нагродскому в сентябре исполнится 90, но на память он не жалуется, помнит все до мелочей. Да разве забудешь, как фашисты его родную деревню Немержанку со всех сторон окружили, жителей из домов повыгоняли и на грузовые машины, словно скот, погрузили. А дни тогда стояли ясные, теплые, пшеница в полях доспевала, и не обойтись наливному колосу без заботливых крестьянских рук. Да где там – насильно увозили народ на принудительные работы в Польшу: кого в Белосток, кого на близлежащие хутора недалеко от города, кого в Сольники, кого в Ольмонты. 


Александр Филиппович Нагродский

Семья Филиппа Нагродского оказалась в богатом поместье, которое находилось в двух километрах от Белостока. Работы было много, да и пани требовала беспрекословного подчинения ей. Отец смотрел за лошадьми: 12 красивых породистых коней разной масти нуждались в тщательном уходе. Мама доила коров: 30 голов под ее неустанным присмотром. Дети пасли овец. Была работа на огороде, по дому – только успевай все сделать вовремя.

По словам Александра Филипповича, день рабочий начинался с рассветом, а заканчивался, когда темнело. Кормили плохо: суп – серая вода и чуток картошки в ней. В конце года мужчинам дали по 6 центнеров зерна и выделили 10 соток земли на семью. Скотину пани жалела больше, чем людей. До обеда одна пара лошадей в работе, а после обеда уже другая сменяла первую. Тяжело жилось на чужбине, но жили с надеждой, что Красная армия освободит. «Иногда в руки попадали газеты, взрослые их читали и знали, где находится фронт. А мы, ребятня, к земле ухо приложим и слушаем звуки канонады. Трясется земля, значит, фронт уже близко. Освободили нас в августе 1944 года», – вспоминает Александр Филиппович и улыбается.

Как-то рано утром пришли советские разведчики. Молодые, гимнастерочки под ремень, пилоточки набок, чубы из-под них выбивались. Ребята веселые, озорные. Не думалось им в тот миг, что могут погибнуть. А погибали ведь. «Немцы есть?» – «Нет». Они разделись до пояса и стали мыться. Потом пехотинцы появились, окопались. Фронт наступал по всем направлениям. 

Дорога домой всегда быстрая и короткая. До Немержанки не доехали, остановились в Галабудах, в еврейской деревне, что рядом с Огородниками. Евреев вывезли, их дома пустовали. А через некоторое время перебрались в Большие Михалки, война в этой деревне не оставила своих злых следов: не сожгли и не разорили ее оккупанты. Сначала работали у единоличников. За один рабочий день хозяин давал пуд зерна (16 кг). В 1949 году стали организовываться колхозы. Поработав немного в колхозе, люди потихоньку разъезжались кто куда. 

Уехал и Александр – решил пойти на курсы водопроводчиков в Минске. Все же первоначальное образование у него имелось: один класс польской школы и четыре класса русской. Потом армия, служил 3 года в портовом городе Находке. Отслужив, вернулся домой на две недели погостить. Нерадостная картина открылась ему: бедность, голод. В деревне одни женщины. Они, из сил выбиваясь, тянули на своих плечах горькое вдовье житье. Так и остался в Больших Михалках, не вернулся больше в город. 

Работал трактористом (46 лет трудового стажа). Сразу дали МТЗ-2 с трехкорпусными плугами, потом – ДТ-54 (гусеничный), работал и на Т-70 (гусеничный) с пятикорпусными плугами. Весной и осенью пахал и сеял. Зимой возил сено, солому, брагу со спиртзавода на фермы доставлял. Трудился добросовестно, поэтому не раз его имя заносилось на районную Доску почета, да и награждался девять раз.

Тыл у Александра Филипповича крепкий и надежный: 60 лет бок о бок идет он по жизни с супругой Любовью Михайловной. Троих детей вырастили. Замечательные они у них. Шесть внуков и восемь правнуков – вот оно счастье человеческое! Все хорошо. Только бы чуточку здоровья женщине. Пришлось ей с 13 лет работать: на кирпичном заводе вначале, потом железнодорожные шпалы укладывала, а последние 40 лет – телятницей была. Работала всю жизнь не покладая рук. Конечно, сейчас все по-другому. Не жизнь, а праздник. Вздыхает Любовь Михайловна, что многие этого не понимают и не ценят то, что у них есть. Но не стоит забывать о том, как жили наши прадеды и деды, какую цену заплатили за такую прекрасную жизнь. Поэтому, считает женщина, перед прошлым нам надо склонить голову, а перед будущим засучить рукава.

Валентина ХАМЧУК

Фото из личного архива Александра Нагродского

Предыдущая статья

Фармацевт с поэтическим даром
Похожие новости