banner
Дома лучше
14:55 02 Мая’20
627
добр-баб.jpgЧто ни человек, то своя судьба, ни на чью не похожая. И услышав какую-нибудь жизненную историю, удивляешься: как удалось все выдержать, все пройти?

Вера Шмыга родилась в Доброволе в 1935 году. При польской власти ее отец был лесником. Когда власть поменялась, их признали кулаками. В числе тех, кто подлежал ссылке, оказалась и их семья. 

Вера была совсем маленькой, но помнит, как много было людей в товарном вагоне, в который посадили ее с родителями и старшей сестрой. Ей казалось, поезд никогда не остановится. По приезде в город Карабаш Челябинской области их расселили по землянкам. Взрослые, и мужчины, и женщины, должны были работать в шахтах. Через полтора года (по словам сестры) им разрешили переехать. Правда, не домой. Там шла война. Семья поехала в Казахстан. 

До сих пор помнит Вера Владимировна, как там голодали. Только благодаря местным жителям и существовали. В далеком 44-м, там, на чужбине, умер отец. Их с сестрой мама оформила в интернат. Сестра рассказала, что им предлагали поехать в Англию. Вере было все равно, где жить, лишь бы со своей семьей. А вот старшая сестра сказала: «А кто нас там ждет?» Она помнила, что до ссылки у них был новый дом, построенный отцом. Пожили они в нем несколько месяцев.

Вот и отправилась маленькая семья из трех человек опять в дорогу вместе с остальными ссыльными. В пути им выдавали продукты. Тот, кто не хотел ехать в Англию, должен был покинуть вагоны во Львове и добираться на родину своим ходом. Ехали на чем попало: на дровах, угле, пустых платформах, просто стоя на ступеньках по несколько часов. Главное, чтобы машинист разрешил. И так до Волковыска добрались. А когда казалось, что дом совсем рядом, опять очередное испытание: в Андреевичах их сняли с поезда. Они же ехали «зайцами». «Утром допрашивали, а ночью отводили в подвал. Но кормили хорошо», – вспоминает женщина. Дети отъедались за время нелегкого путешествия и даже готовы были здесь остаться.

«Мама, тут можно жить», – говорили они с сестрой. А мама им повторяла: «Заедем в свой дом, будем лучше жить».

Да, дом действительно пустовал, пока их не было. Первое время помогали родственники, кто чем мог. Главное, они были дома.
Сейчас отрада Веры Владимировны – двое детей, пятеро внуков и восемь правнуков, которые не забывают родного человека.

Людмила БАЛЫШ
Фото автора

Предыдущая статья

След войны в моей семье
Похожие новости