banner

Ах, этот Новый год!

30 Декабря’14
1423
Новый год шагает по планете. Радостно, шумно, ярко. Иллюминация, разноцветные огоньки-фейерверки. И они, такие важные Деды Морозы со своими изящными внучками Снегурочками на веселом параде-карнавале. Это так зрелищно. Так красиво. Дух захватывает. Сердце во сто раз стучит сильней, чем обычно. Вот он, Новый год! Сказка в жизнь врывается, пускай на миг, но она есть. Это своего рода прелюдия праздника. Потом в ночь 31-го декабря – его феерия. Но так было не всегда. Еще несколько десятилетий назад  входил он в дома  незаметно и тихо. Ни в селах, ни в деревнях этот праздник никто не отмечал. Может быть, веселые люди и нарушали сонную тишину в новогоднюю ночь, но лишь немногие. В небольших городках Новый год встречали. Местная интеллигенция без всякой шумихи и суеты усаживалась за праздничный стол, и велась тихая беседа о достижениях уходящего года, о планах на будущий.
Мои родители, их друзья, знакомые Новый год не отмечали. Звон бокалов с пенистым шампанским не радовал их слух. Они не сидели веселой компанией за богатым столом в ночь с 31-го на 1-е. Этот светский праздник был им просто не ведом. Наши дедушки и бабушки не поняли бы таких взрослых, у которых уже дети подрастают, а они танцуют и поют всю ночь напролет. Тем более в пост. У православных до 6 января Рождественский пост, потом святые вечера. И бабушка с дедушкой, и мои родители, и их родственники, и соседи были людьми верующими и не желали нарушать годами сложившиеся традиции. Какие песни-пляски могут быть во время поста?  «Да и что за праздник такой – Новый год? – удивлялись старики. – Он придет потом – 14 января». А как?  Просто оторвут листок в календаре. Дед прочтет про себя «Отче наш», и жизнь пойдет дальше, все так же тихо и мирно, в труде и заботах, как и до этого дня.
Но как бы там ни было, а о детях никогда не забывали. В школах, клубах, в разных организациях устанавливали елки. И 1 января счастливая детвора в сопровождении взрослых чинно шествовала на утренники. Начинался волшебный праздник. Взрослые в стороне не стояли. Они веселились, может быть, больше нас, детей. Водили хороводы, участвовали в конкурсах. Пытались узнать того, кто так смело облачился в костюм самого Деда Мороза. О! Этот Новый год! В конце праздника раздавали под роспись родителей подарки. К сожалению, конфеты очень быстро оседали в наших детских желудках. Но мы не очень-то и огорчались: впереди были каникулы с зимними радостями и забавами. С синяками и ссадинами. Это нас не пугало. Тем более, что намечался сюрприз от дяди Васи,  нашего доброго соседа, мастера на все руки. Он частенько устраивал для своих шестерых детей свой Новый год, приглашал и соседскую ребятню. Длился этот необычный праздник все зимние каникулы. Он столько радости нам приносил, что о теплом лете никто и не вспоминал. 
За несколько дней до Нового года дядя Вася со своей шумной оравой приносил из леса елку. Устанавливал ее прямо перед домом. Украшал, крепил записки-фанты с какими-то заданиями. Мы прыгали, срывали их. И начиналась возня-кутерьма. Кто-то бежал на замерзшую сажалку крутить «чертово колесо». А кому-то надо было забраться по сугробам на верхушки деревьев (благо, все утопало в снегу) и съехать вниз на санках. Больше всего нам нравилось бегать в снежном лабиринте, который прокапывал сосед со своим сыном, тоже Василием. Хочу заметить, что зимы тогда были настоящие и очень снежные, сугробы – выше крыш. А у соседа старый дом стоял напротив нового, и пространство между ними всегда заносило снегом. По этой простой причине и были вырыты ходы-туннели, аккуратные, ровные, длинные. А как иначе можно было избавиться от снежного изобилия? Набегавшись по снежным лабиринтам, мы выбегали к нашей красавице-елке. Потом  прыгали, дурачились в ожидании самого главного – конфет. Самодельные конфеты-леденцы, разные сладкие фигурки на палочках были спрятаны в потайных местах. Об этом знал только дядя Вася. 
Такой Новый год был у нас, детей, где-то до 1970 года. Мы подросли. Родители стали разрешать ставить дома елку, покупать бенгальские огоньки. Но за стол в новогоднюю ночь по-прежнему никто не садился. И каково же было мое удивление и изумление, когда в 1975 году я приехала в Мозырь, где и узнала, что Новый год отмечается, причем давно. Накануне праздника в городе становилось суетно, шумно. Предпраздничный ажиотаж начинал втягивать в свою веселую круговерть: женщины бегали в поисках чего-нибудь вкусненького для праздничного стола, мужчины штурмовали прилавки магазинов в надежде, что шампанского хватит и им. Так готовились к празднику. Потом наступало небольшое затишье. И вот он, долгожданный Новый год! И бой курантов, и шампанское, и загадывание желаний – все сопутствовало ему, как и должно, наверно, быть в этот необычный праздник. 
Кому-то покажется странным, что Новый год когда-то практически не отмечали. Но так было в нашей  жизни. С тех пор много воды утекло. Времена изменились. Как и изменилось само сознание людей, их взгляды, привычки. Теперь Новый год уверенно шагает по стране. Все ему рады. Все его ждут. И особенно ждут этот праздник дети.

Валентина ХАМЧУК.

Предыдущая статья

Время исполнения желаний