banner

Мне не забыть тех дней тревожных

22 Июня’13
1270
Мне не забыть тех дней тревожныхПрошло уже 72 года с того времени, как началась самая жестокая и кровопролитная война советского народа против фашистских извергов. Запомнилось все до мелочей, особенно первые дни войны.
По рассказам людей, предвоенные дни были напряженными и неспокойными. Люди жили в предчувствии беды, все говорило о том, что фашистская Германия нападет на Советский Союз и что произойдет это очень скоро.
За несколько дней до начала войны все военнообязанные, в том числе и мой отец, были призваны в пункт сбора, который находился в урочище Вишевник возле железнодорожной станции Свислочь. Однако вместо призыва в армию они все были отпущены по домам.
Утро 22 июня было тревожным и бессонным. Нас разбудил гул немецких самолетов. Родители хватали своих детей и уходили в более безопасное, как им казалось, место – в растущий рядом картофель. Самолеты все кружились и кружились, но ударов не наносили.
В 12.00 по радио выступил министр иностранных дел В. Молотов и объявил о вероломном нападении Германии на Советский Союз.
Я помню эти тревожные минуты, когда люди стояли на площади и слушали это суровое сообщение.
После обеда 22 июня все центральные улицы Свислочи были заполнены техникой и войсками отступающих частей Красной Армии. В небе продолжали кружить немецкие самолеты-разведчики. Люди с нетерпением и надеждой ждали советских истребителей, но, к сожалению, они так и не появились. Позже стало известно, что военный аэродром и самолеты у д. Кватеры были уничтожены немецкими бомбардировщиками.
Вечером 22 июня, боясь воздушных налетов, жители улицы Советской перебазировались на улицу Пролетарскую, которая в то время была окраиной города. Многие, в том числе и мои родители, считали, что там будет безопаснее переждать ночь. Нас, всех детей, поздно вечером опустили в большую картофельную яму, надеясь, что мы там будем в безопасности. Однако так не получилось. Недалеко от нас советские артиллеристы поставили пушку, которая до середины ночи обстреливала немецкие позиции. Можно себе представить, что мы чувствовали, сидя в той яме.
После полудня 23 июня все улицы Свислочи были заняты наступающими немецкими войсками. Мы вернулись домой.
24 июня на рассвете группа немецких бомбардировщиков по ошибке нанесла удар по собственной технике, которая располагалась на городском стадионе. Местные жители видели, как на малой высоте летели самолеты с черными крестами. Был сильнейший пожар, снаряды рвались и разлетались на сотни метров. Возле нашего дома упал большой артиллерийский снаряд, который, к большому счастью, не разорвался. Мы еще долго ходили рядом со смертью, но, слава Богу, все остались живы. Немцы потом забрали этот снаряд и куда-то увезли. А в соседский дом упала авиабомба. Погибли дедушка с бабушкой, а их зять выжил, но на всю жизнь остался глухим.
Очень жалко и больно было смотреть на пленных красноармейцев. Их, голодных, оборванных, раненых и больных, немцы конвоировали с собаками по улицам поселка.
Люди выходили и бросали им еду, чтобы немцы не видели.
Все жители Свислочи: белорусы и поляки, русские и евреи – были вынуждены жить в условиях жестокой оккупации. И так продолжалось до июля 1944-го.
Владимир КУРБАТ,
житель г. Свислочь, полковник в отставке.

Предыдущая статья

22 июня 1941 года