banner

Помнит наша земля

17 Июля’12
1488

Помнит наша земля

В краю глубинной тишины
Что позабыли чужеземцы?
Уже на третий день войны
В селе хозяйничали немцы.
В руинах лес, в руинах тропы...
И нет нетронутой земли,
Травой траншеи и окопы
Здесь до сих пор не заросли.

*

Знойное лето. Солнце светит как-то огненно. Резвится детвора.
Парни собрались на опушке леса, они подтягиваются на турнике. Вечереет. Стадо овец и коров поднимает пыль, пыль эта, как дым. Почему-то встревожены люди. Радио нет, телефон только на почте.
Воскресный день заканчивается предчувствием тревоги. Уже в понедельник стало ясно – война! А в среду в нашей глухой деревушке уже были немцы.

Таким помнит июнь 1941 года Вера Ивановна Грицкевич.

*

Два немца стоят во дворе дома, где нашли приют две Марфы — мать и дочь, недавно вернувшиеся из Аргентины. Марфа-младшая, широко раскрыв глазки, смотрит на пришельцев. Рукава гимнастерок закатаны до локтей, серые каски на головах, в руках автоматы... Вид чужаков внушает тревогу, страх и любопытство.
Один из немцев, глядя на мать, заявляет: «Через три дня мы будем в Москве». В ответ Марфа-старшая только пожимает плечами. «Что, не веришь, матка? Будем в Москве через три дня, запомни!»
Немец, старший по званию, ушел, второй был, видимо, более трезв в своих суждениях и, обращаясь все к той же Марфе-старшей, добродушно заметил: «Не верь ему, матка, дай Бог, чтобы Берлин не потеряли. Чтобы взять Москву, надо сначала взять Левитана. Когда он говорит, наши танки сами назад поворачиваются». Немец погладил русую головку Марфы-младшей, угостил каким-то своим деликатесом и ушел вершить историю, исход которой нам уже известен.

Из воспоминаний Марфы Фроловны Грушевской.

*

Во дворе своего дома, за хозяйскими постройками, на случай бомбежки Петр вырыл убежище. Красная Армия с боями отступала, оставляя на истерзанной земле кровь и боль. И тут же в деревне стали хозяйничать немцы. Они заходили в дома, «знакомились». Петр слышал из своего окопа, как хлопнула дверь в его доме, выждав время, решил все-таки посмотреть, кто в гости пожаловал. Немец, которого Петр застал в своей избе врасплох, прошелся по нему автоматной очередью ниже пояса. Раны оказались сквозными. Фашист искалечил мужику обе ноги.

Дочь Петра – Екатерина Сычевник была в ту пору девочкой-подростком.

*

Захватив очередной пункт, вражья рать двигалась дальше, а на завоеванных землях оставляла своих наводить порядок. Так было и в Новом Дворе. Перед тем как отправиться в путь, решено было часть противотанковых мин оставить в деревне. На усадьбе Каскевичей соорудили склад, обгородили. У захваченной земли не было постоянных хозяев, они менялись, как того требовала война. Оставленные одними немцами мины вскоре были обнаружены другими, тоже немцами. Жителей деревни обвинили в содействии партизанам. Только чудом они избежали расстрела.

Из воспоминаний семьи Каскевичей.

*

Война продолжалась. Маленького Георгия отец держал на руках. Фашист, между тем, избрав мишенью детскую ручонку, нажал курок. Ему нужно было развлечься.

Тем мальчишкой был Георгий Борисович Гоманович.

*

Перед началом боя немцы согнали жителей в один дом и поставили караул. Мать, боясь за сына-переростка, переодела его в женское платье. Бой закончился. Людей отпустили. Немец заподозрил неладное, выстрелил в переодетого подростка, но попал не в него, а в идущую рядом девочку Марию. Малышка погибла.

Из воспоминаний Феклы Иосифовны Адамчук.

*

Победа близка. Пережившее оккупацию село провожает мужчин на фронт. Многие ли вернутся?

*

Военный фельдшер Алексей Каскевич погиб на территории Германии, спасая раненого солдата. До Победы оставались считанные дни.

*

Для многих солдат День Победы стал роковым. Поставил он последнюю точку и в судьбе Василия Ботвича. В день великого триумфа пушки еще стреляли. В свою последнюю атаку Василий ушел, когда в Берлине уже был подписан акт о безоговорочной капитуляции. Тридцать девятой солдатской вдовой стала Мария Иосифовна Ботвич. И, увы, не последней. А ему стала последним пристанищем чужбина — Берлин.

*

Два дома в центре села приглянулись немцам. Сделали подземный переход, оборудовали бункер — и штаб готов. Один из домов не так давно приобрели новые хозяева. Когда копали смотровую яму в гараже, обнаружили мины времен войны и хвостовик бомбы, которая, не разорвавшись, ушла в землю. Мы давно уже живем под мирным небом, а война все еще напоминает о себе...


Р. S.

Под обелиском спят солдаты
Со всех концов большой земли.
Встают рассветы и закаты,
Спешат в гнездовья журавли,
И проплывающие грозы
Шумят, вливаясь в вешний гул,
И над солдатами березы
Несут почетный караул.
Читает с болью мир цветущий
На сером камне имена...
Здесь, у подножья древней пущи,
Свой след оставила война.

Мария ЗАХАРКО,
д. Новый Двор.

Предыдущая статья

17 июля – День освобождения Свислоччины от немецко-фашистских захватчиков