banner

22 июня 1941 года. Не забудем

22 Июня’16
1262

22 июня 1941 года.  Не забудем75 лет назад эта ночь была самой короткой, не столько в астрономическом, сколько в историческом смысле. Ночь с 21 на 22 июня 1941 года была самой короткой во всей  нашей истории. Она закончилась в 4 часа утра. Вот трагический парадокс: одновременно она была и самой долгой для людей Беларуси – 3 года. И самой страшной. 22 июня раскололо жизнь на до и после.

 

Утро 22 июня было тревожным и бессонным. Нас разбудил рев немецких самолетов. Родители хватали своих детей и уходили из домов в более безопасные места, как им казалось. Мы и наши соседи прятались в огородах рядом с постройками. Самолеты-разведчики и бомбардировщики кружились беспрерывно, но ударов в то утро по Свислочи не наносили.


В 12.00 по радио выступил нарком иностранных дел В. М. Молотов и объявил о вероломном нападении фашистской Германии на нашу Родину.


Я помню эти тревожные минуты, когда люди молча стояли на площади и слушали нерадостное сообщение.


После обеда 22 июня все центральные улицы Свислочи были заполнены техникой и войсками отступающих частей Красной Армии. В небе продолжали кружить немецкие самолеты-разведчики. Люди с нетерпением и надеждой ждали появления в небе хотя бы одного советского самолета, но, к сожалению, они так и не появились. Позже стало известно, что военный аэродром и находящиеся на нем самолеты возле д. Кватеры были уничтожены немецкими бомбардировщиками.


Вечером 22 июня, боясь воздушных налетов, мы с соседями перебазировались на улицу Пролетарскую, которая в то время была окраиной Свислочи. Многие, в том числе и мои родители, считали, что там будет безопаснее переждать ночь. Нас, всех детей, поздно вечером опустили в большую картофельную яму, надеясь, что мы там будем в безопасности. Однако получилось наоборот. Недалеко от нас советские артиллеристы установили орудие, которое до середины ночи, пока не кончились снаряды, вело огонь по немецким позициям. Можно только представить, что мы чувствовали, сидя в той яме.


После обеда 23 июня в Свислочь вступили немецко-фашистские войска. Все улицы были заняты машинами и боевой техникой. В вечернее время запрещали выходить из своих домов.


Под утро 24 июня группа немецких бомбардировщиков на малой высоте подлетела к Свислочи и нанесла бомбовый удар по машинам с боеприпасами и снарядами немецких войск, приняв их за вражеские. Жители Свислочи видели эти самолеты с крестами на крыльях и фюзеляже. Особенно большие потери немцы понесли на городском стадионе, где было большое скопление немецких машин с боеприпасами. Стадион находился на улице Варшавской (ныне улица Советская).


От взрывов авиабомб возник сильнейший пожар, снаряды рвались и разлетались на сотни метров. К нашему дому взрывной волной занесло большой артиллерийский снаряд, который, к большому счастью, не разорвался. Мы еще долго ходили рядом со смертью, но, слава богу, снаряд немцы убрали, и все остались живы.


Нельзя не вспомнить о жестоких и кровопролитных боях в Беловежской пуще. Бойцы Красной Армии геройски сражались с превосходящими силами противника. Многие остались навечно в пуще. На месте боев сейчас установлен памятный знак.


Очень жалко и больно было смотреть на пленных красноармейцев. Их, голодных, раненых и больных, оборванных, раздетых и разутых, немцы конвоировали по нашим улицам. Узнав о приближении колонны военнопленных, люди выходили навстречу. Стараясь, чтобы не увидели конвоиры, передавали солдатам воду и еду.


Начало войны было критически тяжелым для нас по ряду причин. Во-первых, к моменту нападения на нашу Родину Германия вдвое превосходила СССР по производству электроэнергии, угля, чугуна, стали, вчетверо по производству автомобилей. Экономика Германии была давно переведена на военные рельсы, а ее союзники завершали такой перевод. Кроме того, на Германию работала покоренная Европа.


Во-вторых, существенный перевес агрессора в военном отношении. Полностью отмобилизованная 5,5-миллионная кадровая фашистская армия вторжения была развернута у нашей западной границы. В ее распоряжении было более 5 тысяч танков и самолетов, другой современной боевой техники и вооружения, но главное – эта армия обладала двухлетним опытом ведения войны.


В то время перевооружение нашей армии по существу только началось. Части и соединения Красной Армии, дислоцированные в приграничных военных округах, были оснащены преимущественно устаревшими образцами вооружения и техники. Достаточно сказать, что пистолеты-пулеметы, самозарядные винтовки и карабины стали поступать в наши стрелковые части только в 1941 году, тогда как армия противника была оснащена автоматическим оружием. Основным нашим танком был БТ-7, который по своему бронированию и по вооружению уступал серийным немецким танкам. Две трети танкового парка либо требовало ремонта, либо подлежало списанию. За первую половину 1941 года было выпущено только около 2 тысяч новых самолетов, призванных заменить самолеты устаревшей конструкции. Мы значительно уступали противнику и по уровню моторизации войск, а значит и по маневренности, возможности успешного ведения боевых действий. Необходимо ясно понимать, что наша страна воевала не только с одной Германией. Против нас воевали Венгрия, Румыния, Болгария, Италия, Словакия, Хорватия, Испания, Финляндия. Страны Скандинавии предоставляли свои порты и аэродромы немецким ВМС и авиации. Япония и Турция готовы были в любой момент вступить в войну против СССР.


В-третьих, ошибки оперативно-стратегического характера. Все расчеты строились исходя из того, что война начнется с приграничных сражений, и лишь после этого будут введены главные силы противника. Считалось, что этим силам еще только предстоит полное развертывание, тогда как в действительности они уже были развернуты и готовы к вторжению.

 

Многие еще до 22 июня осознавали надвигающуюся угрозу нападения фашистов на нашу Родину. По рассказам, предвоенные дни были напряженными и неспокойными. Люди жили в условиях предчувствия беды, все говорило о том, что фашистская Германия нападет на Советский Союз и что произойдет это скоро. За несколько дней до начала войны все военнообязанные, в том числе и мой отец, были призваны в пункт сбора, который находился в урочище Вишевник возле железнодорожной станции Свислочь. По непонятным причинам вместо призыва в армию они все были отпущены по домам.


Серьезный просчет был допущен и в определении сроков приведения войск в боевую готовность. С опозданием началась переброска пяти армий из глубины страны к западным границам, не было завершено строительство укрепленных районов. Поэтому главный удар агрессора приняли на себя пограничные войска. Они были малочисленными, и сдержать удар противника в первые часы и дни не смогли, хотя сражались героически.


В-четвертых, в предвоенные годы армия и флот потеряли более 40 тысяч командиров и политработников из-за репрессий. Только за 1938–1940 годы сменились все командующие военными округами, каждые девять из десяти их заместителей, командиры корпусного, дивизионного и полкового звеньев. Репрессиям подверглась наиболее подготовленная в теоретическом и практическом плане часть военных кадров. Становление многих командиров и политработников, приобретение ими опыта руководства войсками проходило уже во время боевых действий и давалось нередко очень дорогой ценой.


Поэтому таким трудным было начало войны. Тем более значителен и славен подвиг нашей армии, всего советского народа, вставшего грудью на защиту своей Родины.

 

Владимир КУРБАТ,
полковник в отставке.

Предыдущая статья

Поздравили с юбилеем