banner

Мир хотят поджарить в скороварке?

19 Апреля’13
1066
Мир хотят  поджарить  в скороварке? Международная неделя была полна волнующих сообщений. Прежде всего, нас волновала выборная кампания в Венесуэле, и по вполне понятным причинам. Казалось бы, эта страна очень далека от нас, но за последние годы белорусы и венесуэльцы не просто узнали друг друга – мы стали партнерами: в экономике, торговле, в Движении неприсоединения. И все это было связано с именем Чавеса. И вдруг этого латиноамериканского лидера (а он неформально возглавлял весь континент!) не стало. Но значит ли такая утрата, что теперь не будет той Венесуэлы, которую мы успели полюбить? И не будет тех особых белорусско-венесуэльских отношений, что открывали нам заманчивые перспективы?
Нет, перспективу нельзя убить – от нее можно только отвернуться, потеряв ориентацию в какой-то момент… Венесуэльский народ 14 апреля сделал свой выбор, он не отвернулся от перспективы, которую ему обещает левый тренд Латинской Америки и боливарианская революция, которая отныне будет называться «чавизмом». Станет ли «чавизм» социализмом по-новому, социализмом ХХІ века – неизвестно! Но известно, что за него, как и за будущее, нужно бороться, и бороться серьезно с теми, кто не хочет открывать перспективу. Кто хочет тянуть Венесуэлу, а за нее, будто за крючок, и всю Латинскую Америку в прошлое: к латифундистам,  пиночетам, банановым республикам, к королям и капустам, описанным еще О’Генри. А главное – обратно на задний двор Соединенных Штатов.
Борьба предстоит венесуэльцам плотная – в буквальном смысле: наследник Чавеса, бывший водитель, а теперь президент Николас Мадуро обогнал на выборах своего богатенького оппонента Каприлеса лишь на 2%. Всего голосовало 15 миллионов венесуэльцев, и перевес чавизму пока обеспечили 300 тысяч человек. И 300 тысяч их голосов. Но такова демократия – и это новое лицо социализма по Чавесу: национализация «нефтянки» + демократия. Даже госдеп США раньше признавал абсолютную честность выборной системы Венесуэлы. Это сейчас он не хочет ее признавать, потому что готовит переворот и подталкивает Каприлеса на антиконституционные действия. На самом же Западе победы в 2% ни у кого не вызывают сомнений. А Буш-младший так и вовсе проиграл Гору 2% и все же стал президентом!
А венесуэльские два процента – они особой цены. Еще моя бабушка Прасковья говорила: «Мал золотник, да дорог!», ибо это два процента, полученные в чистой борьбе. А еще это значит, что простые венесуэльцы верят в свою победу и даже в самый трудный момент не отказываются от демократии. От нее отказываются правые последователи Каприлеса, призывая к беспорядкам. Мир перевернулся: правые и богатые требуют «революции», а также ходят, будто бы они голодают, с маршами пустых кастрюль, гремя по алюминию ложками. Подобные марши более 40 лет назад привели к власти в Чили социалиста Сальвадора Альенде. А это значит, современные правые даже идеи крадут у левых – сами они ничего не способны не только родить, но и придумать…
Похоже, кухонная посуда становится орудием политической борьбы. И не только политической, но и террористической. Так демократию и стабильность в самих Штатах кто-то решил буквально сжечь в… двух скороварках! В обычные посудины напихали обычных гвоздей и обычный порох – и вот вам, пожалуйста, адская заварка для нового бостонского чаепития!
ФБР и другие спецслужбы США полным ходом расследуют теракт на Бостонском марафоне: в фокусе внимания не только исламистский след, но и «одинокие волки и малые группировки, все активнее перенимающие крайне правую идеологию», пишут местные СМИ. Очевидцы взрывов говорят: «Был особый запах, чувствовалось по запаху, что случилось что-то плохое, как 11 сентября в Нью-Йорке». Действительно, более десятилетия теракты удавалось предотвращать, но в понедельник США пережили первые масштабные взрывы после 11 сентября 2001 года. Президент Обама сперва побоялся назвать взрывы в Бостоне проявлениями терроризма, а потом спохватился и уклончиво объявил: «Всякое массовое убийство ни в чем не повинных мирных граждан – это терроризм». Так что же случилось в Бостоне?
По мнению экспертов, атака в Бостоне не имела характерных признаков скоординированного теракта в стиле «Аль-Каиды». Они обращают внимание, что не было «такой знаковой мишени, как Таймс-сквер или нью-йоркское метро. Это мог быть кто-то с ограниченными связями за границей или вообще без них». Последний массовый теракт на территории США осуществил Надаль Хасан, застреливший 13 и ранивший 30 человек на базе Fort Hood в 2009 году. Имела место и серия неудавшихся или предотвращенных попыток взрывов, например, в нью-йоркском метро в сентябре 2009 года. Все мы также помним эвакуацию людей с Таймс-сквер после обнаружения там начиненной взрывчаткой машины гражданина Пакистана и США Файзала Шахзада.
А «Washington Post»  приводит вывод-цитату из свежего доклада Центра по борьбе с терроризмом в Вест-Пойнте о «резком росте числа нападений и попыток организовать теракты со стороны отдельных лиц или группировок, которые отождествляют себя с крайне правыми».
Что же это получается? Правые в Венесуэле гремят пустыми кастрюлями. И они же в Бостоне гремят скороварками, уже начиненными взрывчаткой?!
Вадим ЕЛФИМОВ.

Предыдущая статья

По асфальту с ветерком