banner

Аднавяскоўцы. Вялікія Масушыны.

21 Марта’18
1086

Аднавяскоўцы. Вялікія Масушыны.

 

У пачатку XX стагоддзя Вялікія Масушыны ўваходзілі ў склад Поразаўскай воласці. У 1905 годзе ў населеным пункце пражывалі 290 жыхароў. У 2003-м тут налічвалася 55 двароў, дзе пражывалі 88 жыхароў.

 

Зараз вёска знаходзіцца на тэрыторыі Навадворскага сельсавета. Тут зарэгістраваны 31 чалавек, з іх 9 – працаздольнага ўзросту, астатнія –  пенсійнага.

 

Не забывается
дорогое сердцу место

 

Аднавяскоўцы. Вялікія Масушыны.

Уже двадцать два года Надежда Адамчук живет с семьей в Новом Дворе, а все же не забывается дорогое сердцу место – деревня Большие Масушины, ее малая родина.

Здесь все так же стоит родительский дом, где она сделала первые шаги, откуда пошла в первый класс. Дом всегда ждет своих обитателей: хозяйку, которая теперь живет вместе с дочерью, и ее взрослых детей.


Надежда Иосифовна пошла в первый класс начальной школы, Которая находилась в д. Б. Масушины.  Их дружный класс из пяти человек отучился там два года, прежде чем ее закрыли. Все остальные годы учебы прошли в Новодворской школе.


Помнит она, как весело было всем вместе добираться до школы. В те годы много детей ходили в соседнюю деревню в школу. Это теперь в Больших Масушинах лежит асфальт, а когда-то была брусчатка. Не один десяток километров за школьные годы преодолели масушинские школьники… Правда, иногда забирала их машина, на которой доставляли и ребят из Малых Масушин. Возможностью остаться в непогоду в зимнее время в пришкольном интернате Надежда воспользовалась только раз. Всегда хотелось домой. После уроков любила она с друзьями играть в лесу, который находится напротив дома. Весело и незаметно проходило время и на речке, протекающей неподалеку.


Это в прошлом. Сегодня Надежда Адамчук работает педагогом – преподает физику в Новодворской СШ. Она часто вспоминает свое такое далекое-близкое детство.

 

 

В мыслях я навещаю...

Аднавяскоўцы. Вялікія Масушыны.

Так сложились обстоятельства, что Любовь Александровна Адамович, уроженка Больших Масушин, уже шесть лет живет в Новом Дворе. В мыслях она часто вспоминает годы, прожитые в родной деревне.

 

Родилась она за шесть лет до начала войны в большой многодетной семье, где кроме нее воспитывались еще одиннадцать детей. Правда, двое умерли очень рано. Люба была самой старшей, поэтому вся забота о младших и помощь по хозяйству маме лежали на ней.


В пятидесятые годы жилось очень трудно, вспоминает женщина, и родители решают переехать в Украину. Три месяца ее маме было достаточно, чтобы понять, что не сможет она жить на чужбине. Семья уехала назад, в Белоруссию, а девушка осталась. Осталась, чтобы подзаработать денег для большой семьи. Полтора года доила коров в колхозе «Большевик» Долинского района Кировоградской области. Несладко было поначалу двадцатилетней девушке: полгода пришлось работать бесплатно, чтобы отработать взятые в колхозе родителями в долг продукты. Выручало молоко. Со ста надоенных литров пять можно было брать себе бесплатно. Собирала целый сорокалитровый бидон и продавала. Так и жила.


Через полгода приехал в помощь брат. За год вместе заработали денег и восемь центнеров пшеницы. Не помнит точно Любовь Александровна, какая это была сумма, но ее хватило, чтобы прилично одеться обоим и приехать домой.


Возвратившись, некоторое время доила коров в колхозе. Тяжело было, ведь все приходилось делать вручную. Не стало легче, когда перешла в полеводство. Вручную и лен рвали, и вязали в снопы, и картофель копали… Но даже и этой тяжелой работы не хватало для всех.


И когда после семнадцати лет работы в полеводстве появилась возможность зарабатывать деньги ткачеством, она сразу же воспользовалась таким шансом. В те годы Гродненская ткацкая фабрика давала такую возможность всем желающим, тем, кто умел ткать на «кроснах». Привозили свои нитки, эскизы узоров. «Дываны», рушники, накидки на подушки, шторы… Чего только ни ткала Любовь Александровна за семнадцать лет! Это занятие было хорошим подспорьем для семьи Адамовичей, где подрастали трое детей: две дочери и сын. Некоторые изделия хозяйка бережно хранит до сих пор и даже взяла их с собой к дочери.


Сейчас Любовь Александровна в свои 82 года старается не унывать. Рядом близкие люди – дочь и зять, которые заботятся о ней. По мере сил она помогает им вести домашнее хозяйство. Приезжают в гости дочь Ирина и сын Анатолий с семьями, радуют бабушку четверо внуков и пятеро правнуков.


Теперь уже привыкла, говорит женщина, а первое время так хотелось в свой дом в Больших Масушинах, который с любовью строили с мужем и в котором она прожила более трех десятков лет.

 

Складаная рэч – жыццё

 

Аднавяскоўцы. Вялікія Масушыны.

Гэтая жанчына лічыць, што ў кожнага свой крыж, які ён павінен нясці. У яе ён такі. Па збегу абставінаў свёкар, муж і сын Зінаіды Раманаўны Сушко памерлі амаль у адным узросце: свёкар і муж – у пяцьдзясят гадоў, сын – у пяцьдзясят адзін.

 

Яе жыццё ніколі не было лёгкім, успамінае васьмідзесяцігадовая жанчына. З дзяцінства ёй, самай старэйшай з пяцярых дзяцей прыйшлося перанесці многа гора. Працаваць на свінаферму яна пайшла ў чатырнаццаць гадоў. Працадні пісалі на маму, бо Зіна была яшчэ непаўналетняй. У шаснаццаць яе ўзялі даяркай на ферму.


Замуж выйшла за мясцовага хлопца. Жыццё быццам бы паволі наладжвалася. Хоць і цяжка абодва працавалі, але затое разам было лягчэй. Ферму неўзабаве закрылі, таму давялося ўладкоўвацца паляводам у калгас. А калі прапанавалі ткаць вырабы для Гродзенскай ткацкай фабрыкі, яна, як і многія з іх вёскі, скарысталася гэтай магчымасцю. Тым больш падрасталі трое дзяцей: сын і дзве дачкі. Трэба было клапаціцца пра іх. Ды і дом свой будавалі.


Неўзабаве прыйшло першае няшчасце – трагічна гіне муж, які служыў надзеяй і апорай для Зінаіды Раманаўны. Незадоўга да сваёй смерці ён прапанаваў ёй звольніцца з працы і прысвяціць сябе выхаванню дзяцей і вядзенню хатняй гаспадаркі. Так і не ўдалося спраўдзіцца гэтым планам. З фермы і пайшла на пенсію.


Акрамя таго, у сям’і Сушко заўсёды была вялікая хатняя гаспадарка. Прыходзілася яшчэ даглядаць і за паралізаванай матуляй.
Чарговым ударам стала смерць адзінага сына. Рана ад страты яшчэ зусім свежая і ўвесь час ные несціханым болем. Часам ёй здаецца, што ад такіх пакут не вытрымае сэрца, але сілы надае думка, што засталіся дочкі. Яны вельмі перажываюць за маму, падтрымліваюць яе. Сапраўднай аддушынай для бабулі служаць шасцёра ўнукаў і шасцёра праўнукаў. На некаторы час адцягваюць ад нязносных думак і цяжкіх успамінаў хатнія птушкі ды вырошчванне гародніны. За хатнімі клопатамі непрыкметна пралятае час.

 

Трудились много,
а жили бедно

 

Аднавяскоўцы. Вялікія Масушыны.

Самому старейшему жителю Больших Масушин Михаилу Михайловичу Сушко в феврале этого года исполнилось девяносто два года. Он еще держится молодцом, старается обходиться без посторонней помощи, хотя это уже дается ему с трудом.

 

Родился он, еще когда Западная Белоруссия находилась под Польшей, в 1926 году. Из детских воспоминаний остались только небольшие отрывки. Оно и понятно: годы берут свое. И, как часто это бывает, среди них мало места приятным и светлым. Вспоминается только тяжелый каждодневный труд всех членов семьи – от мала до велика. Не успевали дети чуть окрепнуть, как родители их отправляли пасть коров. Домашнее хозяйство было большое, работы всем хватало. Или же к пану на «молотарню» коней гонять. За это ребятне давали конфеты, иногда десять грошей, рассказывает Михаил Михайлович. А еще у семьи Сушко был большой надел земли в шесть гектаров, который тоже надо было обрабатывать. Работали много, а жили бедно.


Не стираются из памяти уважаемого человека годы войны. Он был помощником в полковом госпитале. Новая жизнь для Михаила Михайловича началась, когда он вернулся на малую родину в 1950 году, прослужив в армии пять лет. Хотя и трудным было послевоенное время, но, главное, не слышны были пулеметные очереди и взрывы снарядов, крики и плач жителей. Был мир. А все остальное можно пережить, считает немало повидавший на своем веку мужчина.  

 

Людмила БАЛЫШ.

 

 

 

 

Предыдущая статья

Черно-белые баталии
Похожие новости