banner
Мигранты в Европе: почему Литва обвиняет Беларусь и как проблема наплыва беженцев вносит раскол в Евросоюз?
08:45 19 Июля’21
151


Знаете, сколько литовские власти намерены потратить на закупку и установку этой проволоки? Больше 40 миллионов евро! Простые литовцы напряглись, как бы им из своего кармана не пришлось оплачивать очередную блажь политиков. А заметил ли наш внимательный зритель, что Вильнюс давно ничего не говорит по поводу безопасности нашей атомной станции? Ведь сколько политического крика было, а теперь – тишина. Почему? Признали, что были неправы? Нет, все сложнее и одновременно проще. Громкие заявления политических карликов Евросоюза – это инструмент для получения денег от больших боссов – Германии и Франции. Их еще называют «коллективным» Брюсселем, но все понимают, что это лишь псевдодемократическая риторика. И Вильнюс на фейках вокруг Беларуси делает деньги. 


Несколько лет на фантазиях вокруг БелАЭС Литва получала дотации на экологию – но тема себя изжила. Потом просили денег, чтобы помогать «гражданскому обществу Беларуси» – но до Беларуси-то деньги не доходили. Следующая статья – якобы прием тысяч наших граждан, под это выделяли миллионы евро. Нюанс в том, что тысяч граждан не было. 

Сейчас у Вильнюса новая денежная схема – якобы Беларусь торпедирует литовскую границу нелегальными мигрантами. И вроде как речь о мизере беженцев, но запрашивают у Брюсселя колоссальные суммы – те самые 40 миллионов евро, потом еще 20. Получают, правда, всего 10, и то лишь обещаниями, но это уже немало для экономики Литвы. 

Виноваты во всем деньги и политические игры. Если коротко – 2008-й, финансовый кризис, мировой ВВП показывает отрицательное значение впервые со Второй мировой. Спустя три года – рецессия, наиболее остро бьющая по Евросоюзу. На авансцену выходит Греция, грозящая объявить себя банкротом, взамен получая кредитную линию на, внимание, 159 миллиардов евро. Взамен у греков Европа, среди прочего, полунамеками просит сущий пустяк – заняться африканскими мигрантами.

Переходим к Африке, во многих странах которой экономика развалена цветными революциями (казалось бы, причем тут Европа?..), нехватка рабочих мест и вообще средств для существования. И, как удачно совпало, Евросоюзу как раз нужна дешевая рабочая сила для своей экономики, и преимущественно от берегов Ливии и Туниса через Средиземное море устремляются корабли с беженцами. Греки сначала принимают всех, а коллективный Брюссель придумывает схему с квотами: каждая страна ЕС обязана принять определенное количество мигрантов, взамен получая денежку и одобрение Берлина и Парижа. Но расчеты оказываются неверными, и вместо 160 тысяч беженцев в первую волну Европа получает полтора миллиона. 

Греция быстро начинает отыгрывать, их миграционные центры не справляются с наплывом. А ливийские и тунисские корабли «случайно» швартуются у берегов Италии – там-то пособие по безработице повыше. Афины и Рим стучатся к большим европейским боссам, но те, набрав политических очков риторикой «мы демократически поможем всем!», отыгрывать назад не спешат. Проблему решают по принципу «пока беженцы не у нас – это не наши беженцы» – и корабли с мигрантами начинают прессовать в открытом море береговая охрана и военные суда, разворачивая нелегалов. Они, правда, пытаются снова и снова – к этому моменту счет прибывших в Европу африканцев идет уже на миллионы. 

В чуть менее «толерантных» городах Евросоюза начинается движение против миграционной политики Брюсселя. Пока условные Берлин и Париж молчат и терпят, в условных Кельне и Гамбурге наплыв темнокожих рабочих приводит к конфликтам с местным населением, беженцы отказываются соблюдать европейские ценности, наоборот – пытаются насадить свои. Акции протеста переходят в стычки, стычки – в погромы. Корабли в Средиземном море европейцы начинают прессовать жестче, ведь за один 2015 год в Еврозону прибывает почти 2 миллиона беженцев. Жесткость приводит к тому, что в открытом море тонут как минимум 5 судов с африканцами, погибает две с половиной тысячи мигрантов, а всего их с 2000-го здесь погибло 22 тысячи человек. В 2015-м же впервые звучит словосочетание «миграционный кризис в Европе». 

Кризис приводит к началу развала единства Евросоюза, такие страны, как Чехия, Венгрия, Словакия и другие, перестают слушаться немцев и принимать африканцев. Мол, вы там у себя решайте, а нам их не нужно. Берлин решает стильно – схема по квотам пересматривается на, если упростить, следующую: решение проблемы мигрантов перекладывается на те страны, куда они первоначально прибыли. Взамен опять обещают деньги. Запомните это, ведь сейчас схемой пытается активно пользоваться Вильнюс. Но тут вмешались Эрдоган и Турция: Анкара, потерпев и прикрывая европейских партнеров, после того, как приняла почти 4 миллиона мигрантов, сказала «стоп». 29 февраля 2020 года Реджеп Эрдоган заявил, что Турция открыла свои границы с Евросоюзом для сирийских беженцев и уже не закроет свои двери. Мол, это ваши беженцы, которых вы позвали, они рвутся к вам – собственно, вы и решайте эти проблемы и не перекладывайте на Турцию. Похоже на то, что сейчас в Беларуси, правда? Плюс мигранты начали прорывать оцепления на южных границах ЕС – на этой неделе вышел отчет Евростата, по данным которого в прошлом году в Европе только незаконных мигрантов проживает 557 тысяч. 

А теперь – к нам. Литва как часть Евросоюза обвиняет Беларусь в том, что с начала года к ним от нас прибыли 2023 незаконных мигранта – от общего числа нелегалов в ЕС это 0,36 процента, капля в море. Но Вильнюс кричит о деньгах. 40 миллионов евро, которые Литва просила на строительство стены на границе с Беларусью, Брюссель не одобрил – дороговато. Выделили только 10 миллионов на прием граждан-беженцев. При этом Вильнюс в своих политических криках намекает на то, что переправкой нелегалов занимается официальный Минск: мол, это бизнес, и заработал «режим» аж 2 миллиона евро. Для экономики Беларуси, во-первых, это копейки, и никто бы ради таких сумм репутацией не рисковал. Во-вторых, окей – что мешало, как раньше, выделять Беларуси, а не Литве, эти 10 миллионов, за которые Минск гарантированно становился восточным щитом Европы от нелегалов? Но программы сотрудничества свернуты, сверху прилетели санкции – собственно, раз мы больше не партнеры и не по нашей инициативе, то разумно свои проблемы всем решать самостоятельно. 

Теперь – по порядку. Напомним цифры: 2023 нелегальных мигранта через границу с Беларусью – по литовским данным, которые бы еще и перепроверить… И 10 миллионов Вильнюсу от Брюсселя на решение этой придуманной проблемы. С учетом того, что живут беженцы вот так, кажется, что Вильнюс на мигрантах неплохо заработает. Далее. Обвинения в сторону Минска, что мы якобы вообще не сдерживаем мигрантов, а то и помогаем им, упираются в следующие данные.

Литва, кстати, громко заявила, что беженцы – это акт гибридной агрессии со стороны Беларуси. Причем это вообще не белорусские беженцы – как раз наших литовцы готовы принимать. А вот тех, кто из Ирака, Вильнюсу нужно куда-то девать: себе оставлять неохота, в Европу переотправить – не разрешают, вернуть в Ирак – дорого. Их СМИ, кстати, мигрантов опросили – и не нашли подтверждений того, что к миграции официальный Минск имеет хоть какое-то отношение. 

На проблемах Европы с беженцами кто-то (не обязательно даже в Беларуси) пытается делать бизнес – возможно. Но если граждане Ирака легально прилетают в Минск, а потом им некие личности за деньги показывают, в какой стороне Литва – белорусское законодательство не нарушено, разве что статья «мошенничество» актуальна, но для этого нужны заявления потерпевших. А их нет, как и не было раньше. В целом и раньше ведь такое случалось: граждане Бангладеш в свое время поступили в наши вузы, оплатили обучение за первый семестр – и половина из них растворилась в Европе спустя месяц. Собственно, это проблема ЕС и их манящих пособий по безработице. 

Во всей этой истории жалко только беженцев. Им ведь рассказывали, что толерантная Европа готова принять всех, а сейчас они – «патроны гибридной агрессии», и видеть их не хотят. Как-то это не демократично. Что же до Беларуси, то мигранты – не наши, к нам прилетают легально, не собираются у нас оставаться, оснований по нашему законодательству их удерживать или депортировать – нет. Все остальное – проблемы Европы. Минск, впрочем, готов помогать дружественным странам. Но Литва помощи не попросит и будет обострять конфликт как можно сильнее. Ведь когда есть иллюзия проблемы, то есть деньги от Брюсселя. А вот они – не иллюзорные. 

ОНТ

Предыдущая статья

Итоги работы в отрасли животноводства за 1-е полугодие 2021 года