banner

Что мы знаем об экспертах и экспертизах? Слово заместителю начальника управления Государственного комитета судебных экспертиз Дмитрию Гриневичу

02 Октября’18
1021

Что мы знаем об экспертах и экспертизах? Слово заместителю начальника управления Государственного комитета судебных экспертиз Дмитрию ГриневичуЧто мы, обычные граждане, сегодня знаем об экспертах и экспертизах? Пожалуй, немного. В лучшем случае представляем экспертную деятельность по художественным фильмам в жанре детектив. Чтобы заполнить имеющийся пробел и углубить поверхностные знания в этой области, журналист районки встретилась с заместителем начальника управления Государственного комитета судебных экспертиз Республики Беларусь по Гродненской области полковником юстиции Дмитрием Гриневичем, который проводил в райисполкоме «прямую линию» и прием граждан.

Дмитрий Петрович с удовольствием ответил на вопросы редакции. Думаем, нашим читателям эта тема тоже будет интересна.

 

– Дмитрий Петрович, насколько мне известно, комитет судебных экспертиз – структура довольно молодая…


– Наш комитет начал работу пять лет назад. До 2013 года эксперты были сосредоточены в разных ведомствах: Министерстве внутренних дел, Государственной службе медицинских судебных экспертиз, Министерстве юстиции, Министерстве обороны… В апреле 2013 года глава государства принял решение объединить всех в одно ведомство. Плюс это или минус? Однозначно плюс. Сейчас экспертной деятельности, о которой раньше многие не знали вообще, придан новый импульс, показана ее значимость. За этот период, что тоже важно, наши эксперты были значительно технически оснащены. Это позволяет шагать в ногу со временем, а где-то и шагать наперед, опережая или предвидя какие-то моменты.


– Кто такой эксперт и чем он занимается?


– Эксперт – это интеллектуал для силовых и судебных ведомств, человек, который глубоко знает нюансы техники, тактики раскрытия преступлений, использует специальные знания во благо интересов правосудия. Основная его задача – это проведение судебных экспертиз и экспертиз по уголовным, гражданским, экономическим делам и, что немаловажно, по обращениям граждан. Хочу сразу отметить, что у нас как минимум трехуровневая система проведения экспертиз. Что крайне востребовано в Свислочи, обеспечивается в Свислочи. Если немного реже востребовано здесь, но может иметь место, обеспечивается в Волковыске. Что не в состоянии сделать на территории Волковысского межрайонного отдела, делают в Гродно. Крайне редкие виды экспертиз проводятся только в Минске. Например, экспертиза золота. Сама по себе она несложная, но требует дорогостоящего оборудования.


– Какие экспертизы делаются вашими коллегами?


– Сегодня у нас проводится по разным подсчетам от 50 до 70 видов экспертиз (иногда сложно спорить о видах и подвидах). Можно выделить самые стратегические направления. Первое – криминалистические экспертизы. Это классическое направление, в первую очередь нацеленное на обеспечение правоохранительной деятельности. Сюда входит восемь видов экспертиз: дактилоскопические, трассологические, экспертизы холодного оружия, баллистические экспертизы, экспертизы почерка, документов, портретные и автотехнические. Есть и специальные виды экспертиз. Эксперты, работающие в этом направлении, обладают специальными знаниями для проведения химических экспертиз спиртосодержащих жидкостей, наркотиков, пожарно-технических экспертиз (все они характерны для Гродно). Выделяется также техническое направление со своими видами и подвидами: экспертизы строительно-технические, экономические, товароведческие, фоноскопические, компьютерно-технические, экспертизы радиоэлектронных устройств и другие. Это направление, кстати, в большей степени направлено на обеспечение нужд граждан. Хочется также подчеркнуть: буквально месяц назад мы приступили к проведению нового вида экспертиз – лингвистической экспертизе. Такая экспертиза устанавливает в каких-то текстовых документах, вербальных сообщениях, голосовых записях признаки негативной информации.


– Насколько точны результаты экспертизы?


– Любая экспертиза под собой несет научную обоснованность. Просто так эксперт не формулирует свой вывод. Все научно обоснованно. Поэтому достоверность экспертиз однозначна, стопроцентна. Степень формулирования выводов может быть от радикально положительной до радикально отрицательной. В каждом виде экспертизы есть свои моменты. Если касаться, к примеру, дактилоскопических экспертиз, которые широко применяются (в том числе и в Свислочи), там может быть две формы вывода: либо «да», либо «нет».


– С чем приходится работать свислочским экспертам?


– В вашем городе есть экспертно-криминалистический сектор. Направленность у него в первую очередь правоохранительная. Поэтому он тесно взаимодействует с РОВД, хотя присутствует и оказание помощи гражданам. В штате два сотрудника. Они имеют право на проведение двух видов экспертиз, самых распространенных: дактилоскопической (это работа со следами пальцев рук) и трассологической (следы обуви, шин, орудий взлома, всевозможных производственных механизмов, зубов, маркировочные обозначения транспортных средств, экспертиза узлов и петель, регистрационных знаков на автотранспорт и многое другое). Все эти виды экспертиз успешно проводятся свислочскими экспертами.
Эксперты местного сектора участвуют в проведении осмотра мест происшествий. Ведь для того, чтобы собрать доказательственную базу по преступлению либо по непреступлению, нужно иметь подтверждающий факт. В текущем году эксперты сектора по Свислочскому району около сотни раз выбывали на места происшествий, изымали следы, вещественные доказательства. Ими проведено порядка ста экспертиз. Есть положительные примеры раскрытия преступлений (зачастую следы преступника являются единственным доказательством вины). Так, в апреле с помощью экспертных методов была доказана причастность лица, изготовившего и хранившего наркотики в одном из домов г. Свислочи. В январе по изъятому биологическому следу было установлено лицо, совершившее изнасилование в Свислочском районе.


– В практику комитета судебных экспертиз вошло проведение приемов граждан. Скажите, с какими вопросами к вам чаще приходят?


– Во-первых, за оказанием помощи в проведении той или иной экспертизы в определенной жизненной ситуации. Так, в одном из районов был случай. Приходит человек со старым завещанием. Хочет узнать, пока дело не дошло до суда, его ли дедушка составлял этот документ. По заявлению гражданина провели почерковедческую экспертизу, вопрос сняли. То есть первая группа вопросов, с которыми приходят к нам на прием граждане, непосредственно связана с выполнением наших служебных обязанностей. Интересует людей и вопрос трудоустройства: мол, как попасть к вам на работу? К слову, профессия судебного эксперта по итогам прошлого года попала в десятку самых престижных специальностей. С третьей группой вопросов приходят граждане, пытающиеся отстоять свои права. Это, как правило, родственники лиц, которые, по их мнению, незаконно осуждены, незаконно находятся под стражей, незаконно привлечены к уголовной, административной ответственности. Приходят с просьбой помочь разобраться в ситуации. Но надо понимать, что эксперты не дают правовых оценок. У суда свои функции и задачи, у нас свои. Мы обеспечиваем качественное правосудие с точки зрения обеспечения судебно-экспертного сопровождения. Экспертиза – это констатация факта, основанная на научных знаниях.

 

Наталья ТУРКО.

Фото автора.

Предыдущая статья

Итоги фотоконкурса «Деловой велосипед»